Перевал Любэ

Эроботанический велорассказ
о воскресной велопрогулке в Альпы
19 мая 2002 год

Версия для печати (29КБ, РТФ без картинок)

mappa Дожди, сплошные дожди. Три недели назад уже посносило несколько мостов на речках, текущих с гор. Поэтому, когда в воскресенье с утра выглянуло солнышко, я бросил все планируемые дела и решил прокатиться на велосипеде.

В последнее время я выработал главный приоритет в своих путешествиях и покатушках - получать удовольствие и не уставать. У меня было много планов переехать через высокие, более двух километров, перевалы, но весна поздняя - там снег еще лежит, и я решил начать с покатушки попроще. Обнаружил на карте в пятидесяти километрах от себя перевал Любэ (Colle Lube). Турин мой на высоте 220 метров, перевал - 1121, так что перепад меньше километра, а общее расстояние чуть больше ста получится - как раз для спокойной воскресной покатушки. Велосипед у меня простой складной, но недавно я поставил на заднее колесо новую 16-зубную звездочку и ездиться стало заметно быстрее.


Встал, неспешно позавтракал - приготовил себе полкило баранины. Доедая, вспомнил слова одного моего доброго знакомого: "Меня хлебом не корми, дай поесть мяса!" После такого завтрака я почувствовал необыкновенный прилив бодрости и отправился в путь. Ехать решил по велодорожкам - не зря же покупал карту-пятисотметровку! Правда, расстояние из-за этого увеличивалось раза в полтора, да и велодорожки итальянские - это вовсе не голландские. Это щербатые грунтовки с лужами,местами уляпанные навозом. Но всяко лучше, чем выхлопными газами дышать.

Ехал я ехал, заехал в предгорья, начались спуски-подъемы, а карта опять начала врать. Два раза заблудился, но выехал все же на нужную дорогу - вдоль речки Torrente Lemina. Кра-со-та! Солнышко светит, машин почти нету, дорога еще асфальтовая, а рядом речка течет ступеньками. Одна из ступенек представляла собой водопадик и небольшой омут-джакузи с пенящейся водой. Очень холодной - кости поламывает, когда бродишь босиком. Хоть купальные сезоны я и пооткрывал везде - и в Средиземноморье, и в Неве, но испытать это джакузи очень уж хотелось. Окунулся, и даже сфотографировал себя на автоспуске.

С фотографией впрочем, вышло две неувязочки, и обе несколько, как бы это сказать, квазиэротического характера. Есть у меня на работе два специалиста по фотографии. Я часто обращаюсь к ним за советами. Причем советуют они так увлеченно, так интересно, что меня даже и не хочется экспертом в этом вопросе становиться (да и не стану все равно). Вот, заговорили мы о слайдах, и они мне сказали, что мне надо обязательно попробовать отснять пленку, лучше всего Фудзи марки либо Сенсия, либо Вульвия. Вторая, говорят, более насыщена по цветопередаче. Я ушел с работы пораньше и поехал в магазин, повторяя "Сенсия-Вульвия, Сенсия-Вульвия", чтобы не забыть. Но какое же однако дурацкое название у второй пленки! Неужели нельзя было что-нибудь поприличнее придумать! Однако все же решил ее купить. Приезжаю в магазин, там небольшая очередь. Наконец продавщица, затянутая дамочка в очках, похожая на строгую учительницу из мультфильмов, которые я видел в детстве, обращается ко мне:

- Dica! Говорите!
- Одну пленку, для диапозитивов, пожалуйста!
- Quale?! Какую!? 

мне даже показалось, что в глазах у нее при этом сверкнул какой-то садомазохистический огонек. "В.. В.. Ву.. Сенсия, пожалуйста!" - я так и не смог выговорить это неприличное название. Ладно, Сенсия, так Сенсия, буду фотографировать. У моей мыльницы есть режим двойного автоспуска: через 10 секунд, а затем еще через две. Так вот, я слишком долго собирался с духом, и на первом кадре вместо эффектного купания в джакузи получилась моя голая задница. Впрочем, второй кадр вроде вышел неплохо.

Torrente     Torrente  

 

Искупался, еду дальше. Вижу - источник, попробовал воду - исключительно вкусная. А у меня одно из главных правил неуставания - это не пить, особенно на подъеме. Я и детей своих учу: "Не пей - туристом станешь!" Но очень уж вкусная водичка была, да и покатушка совсем легкая, так что напился я водички, не удержался. Удовлетворение пришло, а вот бодрости поубавилось. В результате, когда на очередной развилке я рассматривал карту, меня обогнал какой-то ботаник на горном велосипеде.

Дорога после этого шла резко в гору, ботаник включил самую низкую передачу - у них она как-то смешно называется, кажется, "макси-ранг" и, пыхтя, стал медленно карабкаться вверх. Я в таких случаях всегда поднимаюсь пешком. Зачем штаны зря протирать!? Тем более, я однажды вычитал в газете, что от долгого сидения в седле у велотуристов происходит "онемение гениталий". Я живо представил себе бедных байкеров в штанишках с памперсами, еле переставляющих ноги и усердно разминающих свои гениталии на привале, и весело пошагал наверх. Ботаник остался позади, а я продолжал подъем - дорога становилась все круче. Когда до перевала оставалось совсем чуть-чуть, я остановился на свой традициоонный покатушечный перекус: апельсинка и взбитые сливки с шоколадом. Пока я не спеша кушал и любовался окрестностями, появился пыхтящий ботаник, который доехал до перевала, тут же развернулся и помчался вниз.

А я в это время предавался размышлениям на одну из своих излюбленных тем: "Роман Романыч и пути современной цивилизации". Вообще, байкеры - типичный срез деградирующего современного общества. Они разъезжают на дорогих велосипедах неестественной формы, искренне считая, что наличие передач, звоночков, рожек на руле и прочих украшений прибавляет им - байкерам - мощности. Сидят они на велосипедах своих в неестественной позе, высоко задрав задницу, из-за чего не могут с удовольствием любоваться окрестностями. Да им и не до того, им надо какможно быстрее пронестись по намеченному маршруту,чтобы на электроспидометре нащелкало побольше километров. Впрочем это обычный для всех цивилов путь - непомерная эскалация неестественных природе человека потребностей.

Обед с размышлениями на десерт закончен, пора в путь! Я переехал через перевал и двинулся дальше. Асфальт кончился, пошла грунтовка, вся в лужах, хотя на карте она была обозначена как асфальтовая дорога. Бодренько съехал вниз и вскоре добрался до Пинероло - небольшого пьемонтского городка у самого подножья гор. По дороге в который раз видел подправленные пьемонтскими националистами указатели - стертые буквы "о" в конце названий. Дело в том, что в Пьемонте только один официальный язык - итальянский, и местные нациионалисты завидуют вальдостанцам, трентинцам и венецианцам за то, что те смогла добиться официального билигвизма в своих провинциях. Впрочем, тут все гораздо сложнее, потому что всего через пятнадцать километров, где говорят уже не на пьемонтском, а на окситанском, дорожные указатели все же на двух языках - итальянском и окситанском.

Был еще пятый час вечера, и я решил проехать обратно небольшим крюком - по Пинерольской низине до батюшки По, и далее по велодорожке вдоль реки. Опять получалось длиннее, но зато по второстепенным, но асфальтовым дорогам, и почти без машин. Проехал городок Скаленге и обнаружил, что в побратимах у него белорусский Жлобин.

К вечеру на трассы высыпали проститутки. Я сам в каком-то смысле их бывший коллега - несколько лет поработал "математическим проститутом" - моим занятием было облачать некоторые весьма сомнительные вещи в наукообразные математические одежды. И, помню, я находил в этой работе своебразное удовольстввие. Интересно было наблюдать, как по-разному подходят к своей работе представительницы разных рас. Белые стоят лениво, и с блядским видом презрительно оглядывают потенциальных клиентов. Темнокожие, наоборот, веселенькие и полны энтузиазма: чувствуется, что дело свое они делают с душой!

Вернулся домой и с огорчением обнаружил, что все-таки притомился: хотел написать еще кусок статьи для Journal of Modern Optics, да глаза стали слипаться, отправился спать. Похоже, не разъездился еще.




На главную страницу