Марсельские каланки

Хотел написать об одном, а получилось, я смотрю, совсем о другом.

По обратной дороге из Лондона в Турин ярешил прокатиться по марсельским каланкам. Сейчас я расскажу, что это такое. Мой добрый старый знакомый XXX, теорфизик, ездит по всей Европе на конференции автостопом, иногда устраивался по дороге подрабатывать у крестьян в Италии и Франции. Никаких рассказов он, вотличие от меня,не пишет, но много-много интересного про Европу знает. Он и рассказал мне о том, что есть, всего в нескольких километрах на запад от Марселя, симпатичные дикие бухточки. Сам он там не бывал, и мы договорились, что кто-нибудь из нас при ближайшей возможности их посетит и расскажет другому (имя его я публиковать не буду: "в миру" он доцент одного из ведущих питерских вузов).

Тут мне выпала командировка из Турина в Лондон, я давно уже всем говорю, что не люблю летать на самолете, и вот по обратной дороге и решил проехать через Марсель. Сел в ночной поезд, вагон мой был номер тринадцать, место 65 (пятью тринадцать), и ехал в я в регион номер 13 по французской нумерации. И в Марсель я приехал 23 февраля. Я очень рад, что последние два года этот противный день я провожу вдали от родных мест. Еще со школьных времен я терпеть не мог, когда меня поздравляли с 23 февраля: Я с удовольствием сам поздравляю в этот день военных и вообще людей, имеющих отношение к армии, но ко мне этот праздник не имеет никакого отношения. Понятие "отечества", т.е. територии, которая последним решением политиков назначена "нашей страной", для меня вообще не существует. Дети мои выросли за счет налогоплательщиков разных стран, включая Мексику и Польшу, и ничем этой стране не обязаны. Объяснять все это всем невозмлжно, поэтому в этот день я обычно отсиживался дома. Несмотря на такой букет плохих примет, все было прекрасно: и погода была отличная, и поезд не опоздал, и в купе всю ночь я ехал один, отлично выспавшись.

Из города я выбирался добрых два часа, на юго-западной окраине шла великолепная велодорожка и появились указатели на Сормию -- первую из каланок. Дорога проходила через арабский поселок -- я увидел указатель "мечеть", вокруг болтались любопытные улыбчивые дети. А один добродушный подросток на мотороллере даже предложил потолкать меня наверх в гору. Преодолев 200-метровый перевал, я поехал вниз по очень крутой узенькой асфальтовой дорожке. Тормоза у Джюкела уже не держали на таком склоне, и приходилось тормозить ногами об землю и временами въезжать на взгорки.

Сормию оказалась маленькой бухточкой. Небольшой симпатичный пляжик и порт были полностью приватизированы местным кемпингом, а за его пределами в море утыкались 3-7 метровые отвесные скалы, так что ни о каком диком пляже и речи быть не могло. Пришлось подняться обратно на перевал и по петляющей каменной дорожке отправиться в следующую каланку - Моржию.

Дорожка была еще более крутая. В один момент я слишком разогнался, притормозил ногами, но веллосипед попал на яму и упал, а я, как обычно, успел выскочить из него привычным движением, но вдруг мощная рука бросила меня лицом на каменистую землю. Я успел прикрыть лицо ладонью, но выступающий камень ударил меня в челюсть. Дело было в том, что я всегда езжу на велосипеде налегке, а сейчас у меня за спиной был всего-то четырехкилограммовый рюкзак, но его веса и крутизны склона хватило, чтобы свалить меня.

Рот быстро наполнялся кровью, я сплюнул осколки одного зуба и почувствовал, что другой зуб повернулся и неприятно упирается мне в язык. Мне почему-то стало весело: "Прямо, как в боевике!" Главное теперь было - действовать четко и не терять самообладания. Бысто сплюнул осколки зуба, сполоснул рот водой, языком поставил на место сместившийся зуб. Развел таблетку гидроперита и сполоснул губу - она была рассечена больше, чем на полсантиметтра. И отправился дальше, надо все же было обследовать Моржию. Мне это показалось лучшим решением, чем немедленно возвращаться и концентрироваться на неприятности.

Следующая каланка ничем по существу не отличалась от предыдущей. Тогда я решил продолжить путь по горам до поселка Касси, где можно было сесть на поезд. Надо было пересечь несколько 300-метровых горок. После второй горки уменя отломалась правая педаль. Тфу! Только тут я понял, что ужасно устал, и вообще мне плохо. Есть я ничего не мог - болела рассеченная губа. Пришлось найти лесочек, сделать себе берлогу из парникового полиэтилена и спального мешка и залечь в ней на 14 часов в позе зародыша.

А утром солнышко снова сталло светить своим обычным светом. Губа зажила, но есть я все равно ничего не мог - было больно прикасаться к смещенному зубу. Но настроение было уже вполне бодрым. К однопедальной езде я уже привык, переехал еще через два перевала, посетил последнюю каланку - Порт-Мию, и отправился на станцию.

Теперь питаюсь полужидкой и кашеобразной едой, надеюсь, что зуб прирастет обратно. Попробовал сегодня пюре из аспарагуса…




Избранные заметки в ЖЖ.