Приладожское свиристелье

Рассказ о пешеходной велопрогулке.

19 марта 2003 г.

По мере рассиживания в СПб и по мере наступления весны меня стало постепенно наполнять знакомое томление. И вот в один прекрасный мартовкий день я услышад с антресолей знаокмое блеяние: “Ну сколько можно можно с детьми-то грязь в пригородах месить! У меня уже пролежни на покрышках!” Это был мой вдохновитель и попутчик Децебал, в миру — старенькая “Кама”.

Пора было куда-нибудь отправляться. Конечно, каждые выходные я ездил куда-нибудь с детьми, но это было не совсем то. Хотелось пусть недалеко, но попутешествовать. Проект не заставил себя ждать — проехать на велосипеде по одному из ладожских каналов — Новоладожскому или Староладожскому, проехать либо по льду, либо по идущей параллельно тракторной дорожке. Предпосылки для успешного выполнения этой задумки были прекрасные: температура не поднималась выше нуля, однако погода была солнечной и снег подтаял, оставалась толстая корка плотного снега Расстояние — от Волхова до Войбокало через каналы — было приличное и я решил выехать с ночи, чтобы вечером следующего дня всё же поспеть на электричку из Войбокало. Децебал мой был вроде бы готов, надо было лишь проверить резину, что я и сделал (кое-как).

Итак, худо-бедно доехав до Московского вокзала, я сел на волховскую электричку и уже в полночь был в г. Волхове. Погода была сухая, светила полная луна, так что было светло и я — чёрное лунное существо — был полон сил. Широкая пустая дорога была очищена от снега, машин практически не было. Красота!

Первая неприятность случилась уже в Старой Ладоге, всего-то в 14 км от Волхова. Спустило заднее колесо. Расположившись при свете фонаря и разбив тонкий ледок на луже для проверки камеры, я быстро заклеил её — там почему-то была внушительных размеров дыра — и продлжил свой путь. Из-за углов на меня сочувственно погляджывали козлиные рожицы моих верных помощников, но, кроме сочувствия, мне нечего было ждать от них — камеры они заклеивать не умели. Однако через 12 км колесо опять начало потихоньку спускать, я решил пока его не трогать и отправился к каналам останавливаясь через каждый километр для подкачки. Дело это было непростое. У меня есть маленький универсальный насосик. К каким только камерам он ни подходил — и к итальянским, и к французским, к турецким, греческим, югославским даже! Но вот для российских оказался плоховат — накачивал еле-еле и всё время сваливался. В результате до каналов в Новой Ладоге я доехал лишь к пяти утра с натруженными от постоянной шинокачки руками.

Каналы совершенно не оправдали моих ожиданий. Я думал, что там будет толстый лёд, разве что у впадения речек придётся выбираться на берег, но не тут-то было! В темноте чернела вода, местами затянутая тонким ледочком. Тфу! Но у меня был в запасе ещё вариант — проехать по Коровьему Хребту — это двух-трёхметровой высоты гряда, проходящая примерно параллельно каналам среди приладожских болот. Я быстро перестроил свои планы, развернулся и к девяти утра уже подъезжал к началу гряды. Однако камера спускала всё чаще и чаще. Пришлось поставить её на переднее колесо, а вскоре и перестать подкачивать. Дорога была покрыта тонким слоем мягкого снега, и можно было свободно ехать на спущенном колесе. Более того, дул такой сильный встречный ветер, что я понял, что надо идти пешком - проигрыш в скорости незначительный, а сил тратится гораздо меньше.

Вообще, путешествия пешком с велосипедом - это моё маленькое know-how, ни туристы, ни велосипедисты из “приличных” такое не признают. Вы идёте налегке, можете опираться на велосипед, скорость у вас выше, чем у обычного пешехода и устанете вы меньше. Я так однажды пробирался по азимуту, безо всяких дорог по зимнему лесу как-то ночью в декабре, пока через 10 часов не нашёл дорогу. При той же глубине снега продираться пешком было бы гораздо тяжелее!

К сожалению, Коровий Хребет тоже не захотел пускать меня к себе. Там была проложена глубокая лесовозная колея, ехать там я, разумеется, не смог бы, но и идти пешком было неудобно — добрых сорок километров по узенькой колее, куда мы вдвоём с Децебалом не помещались никак. Пришлось пойти дальше. На всём протяжении пути меня не обогнала ни одна машина, светиило сонце и время от времени тучи свиристелей пролетали надо мной в поисках очередной рябины или калины для полного объедания. У меня оставался последний вариант — пройти грунтовой дорожкой в то же Войбокало через деревню Харчевня. Но и это не вышло! У деревни Лавния дорога свернула к деревне и я упёрся в совсем нерасчищенную трассу, идти по ней двадцать километров мне не захотелось. Пришлось вернуться в Волхов через Кисельню.

Из всего более чем 50-километрового пути я проехал в седле не более трети, остальное — пешком, и в Волхов притащился только к пяти вечера. Купил, как обычно, хозяйского молочка на базаре, сделал общественно полезное дело — переписал расписание пригородных поездов (оно уже вывешено на романыЧе), ивернулся домой, попивая в совершенно пустой электричке Волховстрой-Колпино молоко вместо традиционного пива.

Ссылки по теме.


2003  |  2002  |  2001  |  2000  |  Туринский цикл  |  Брюссельский цикл  |  Гостевая книга  |