На главную страницу

Лебединая песня Адзурры.

Из жизни вольного математика. Поездка на конференцию. Натуралистический рассказ.

Как я уже упоминал, на меня неожиданно свалилось приглашение поехать на конференцию в Каржез (это на Корсике). Там, на месте, меня ждал стол и дом, а вот дорожные расходы покрывались весьма умеренно. Палатку я решил с собой не брать (а то больно на туриста стал похож), взял спальник и садовый полиэтиленчик.

Парад проколов

Началось всё в моём "западном экспрессе" – 49-м поезде СПб-Брест, мои поездки в Европу сейчас начинаются именно с него. У меня было нижнее место с двумя приятным тётечками, но я (прокол №1) сдуру сказал проводнице, что хочу наверх. В результате вместо перемещения соседской тётечки она тут же подселила к нам свою толстожопую знакомую, которая улеглась спать уже в седьмом часу вечера.

Брест я проскочил как обычно – там у меня на вокзале всё время тусуется знакомая тётечка-контрабандистка, которая быстро организует мне все необходимые покупки и проход без очереди. Въехал в Польшу всё было чётко, купил билет выходного дня на поезда по всей стране (billet turystyczny), но действовать он начинал лишь с шести вечера, и поехал кататься по Бяльским лесам. Голова и уши переключились на польский лад и названия деревень – Морды, Поросюки – приятно ласкали ухо. Сильно вспотел, рубашка толком не высохла, но это в полной мере почувствовалось лишь в ночном поезде Варшава – Закопане: от меня пёрло, как от коня и команде из шести школьников, ехавших вместе со мной в Татры, пришлось потерпеть, как, впрочем, и доносящиеся из тамбура пьяные крики ("мата" в польском языке поменьше, чем в русском и звучало всё это удручающе однообразно: "Курва, курва… пауза… курва пердолёна… пауза пердолёна курва…" и т.д.)

Рано поутру я приехал в Бескидские горы, давно хотел посетить их с велосипедом. Пересел на электричку и по петляющей железной дороге со знаками (для поездов!) "Берегись автомобиля" приехал в посёлок Елесьня. Оттуда спустился по Бяльско-Живецкому межгорью – до чего же красивые места – и перелез через 600-метровый перевальчик, прямо в Бельско-Бялу. Там, продолжая пользоваться всё тем же билетом выходного дня, пересел на поезд и доехал до городка Мышков, там, как помнят мои постоянные почитатели, начиналось моё недавнее путешествие "Cor Polonia".

Живецкое Междубродье

В субботу уже затемно (поплутав по Люблинецким лесам) я приехал в аэропорт Пыжовице под Катовицами. Заночевал в еловой лесопосадке, там удобные ложбинки для сна, насыпана хвоя. Однако чувствовалось, что уже не лето, ночью было очень холодно. Рано утром собрал в рюкзачок старые джинсы, тушёнку, плитку и спрятал всё это, повесив на ветку в самой гуще. Спросонья наступил на очки (прокол №2), одно стекло лопнуло, пришлось надеть запасные, которые держатся хуже, пришлось подвязать их белой бельевой верёвочкой, что в сочетании со всё отрастающей щетиной не улучшило мой внешний вид…

Рейсом авиакомпании Wizzair (как всё у них чётко налажено, надо отметить) прилетаю в Италию. До чего же тут хорошо: тепло во всех отношениях, приятно! Доехал за полчаса своим ходом от аэропорта до вокзала Бергамо, купил билет до Генуи с пересадкой в Милане (где забежал в супермаркет Illy внизу вокзала, купил хлеба и пару литров вина в пакетах – наконец-то я до него дорвался!). Поезд в Генуе задержался на час, поэтому я проехал (не заплатив) немного дальше и вышел на станции Варадзе. Времени до парома оставалось три часа, торопиться я не хотел, пришлось пожертвовать купанием. И вот, наконец, Порто Вадо, паром на Корсику. Нашёл уютное безветренное местечко с деревянным полом, и, пожелав себе "Buonanotte" (я думал ещё по-итальянски), улёгся спать.

Проснулся поутру, ещё только светало, впереди виднелась Корсика, порт Бастия (ударение на "и"). И думал я уже по-французски. Впереди – исполнение очередной мечты. Я с детства люблю разные паровозики, и давно хотел пересечь Корсику на поезде, там есть своя Корсиканская железная дорога CFC (Chemins de Fer de la Corse). И вот, маленький двухвагонный узкоколейный состав уже везёт меня (и Адзурру в мешке) через горы!

Порт Бастия Корсиканские горы
CFC - корсиканская железная дорога

Приехал в Аяччо, отметился фотографией у дома, где родился Наполеон, и отправился на автовокзал. Развозку конференционную я не нашёл, и никто ничего про неё не знал. Диспетчер автовокзала увидел педаль, торчащую из мешка (прокол №3), и потребовал 8 (!) евро дополнительной платы за велосипед. Я стал убеждать его, что это сумка, а не велосипед. Увы, не удалось. В результате я обозвал его "козлом, потерявшим разум", плюнул на асфальт, отдал итальянцу, едущему на ту же конференцию, свою сумку, а сам поехал своим ходом.

Километров через 5-6 я поостыл и понял, что 50 километров через 2 перевальчика мне ехать и ехать, а надо бы в разумное время поспеть, чтобы меня определили с ночлегом. Пришлось повесить сзади на велосипед табличку "Cargjese" (это не на французском, а на корсу – местном языке) и заняться "автостопом на марше". Вскоре меня уже вёз грузовичок с досками. Крестьянин был приятно удивлён: "О! Месьё, вы русский, по французски говорите! А можно я у вас спрошу про Чечню?" Тфу! Не люблю я политику. Однако пришлось немного поговорить на эти темы. И вот, около шести вечера я, наконец, прибыл на место.

На конференции

Я никогда не езжу на конференции для того, чтобы слушать там доклады - сейчас всё новое в моих областях мгновенно появляется в Интернете. Мне интересно живое общение с коллегами, ведь со всеми своими замечательными соавторами я познакомился на конференциях! На этот раз мероприятие было длинным, добрый десяток дней, и наобщался я с коллегами вдоволь. В частности, наметил ещё статью по квантовым нейронным сетям, хоть соавтора там и не нашёл - буду писать её с "проверенными кадрами" - Крисом из Амстердама. Повстречался там с российскими коллегами - молодыми ребятами. Увы, традиции моего поколения - ксенофобия, толерантность к Паспорт-лэнду - живы, всю эту полицейщину они считают нормой. Говорит 25-летний сотрудник одного из ведущих московских исследовательских центров: "Вот интересно, оказывается, Auchan - французская фирма! А мы в эти магазины не ходим, ведь Ашан - кавказское имя, нечего "чёрным" наживаться!" Впрочем, лично мне до этого дела мало. Кроме того, совершенно определённо, эти ребята - другая генерация, не "совки", в них нет характерного интеллигентского убожества, они способны выслушать собеседника и аргументированно отстаивать свою точку зрения. Пару раз наши дискуссии перетекали в интенсивные дегустации корсиканских вин. Во время одной из таких дегустаций мы все поехали кататься по тёмной трассе на велосипедах; в результате небольшого приступа "асфальтовой болезни" я рассадил себе руку, а Адзурра сломала себе переднее крыло - рука моя болела чуть ли не месяц, а Адзуррино крыло пришлось подвязать бельевой верёвочкой.

Тяжёл труд математика...

Купальный сезон ещё не закончился, поэтому организаторы конференции делали трёх-четырёхчасовые перерывы в середине дня. Погода стояла отличная, лишь пару дней были дожди, остальное время народ вовсю купался. А на склонах гор бурно цвели кактусы (те самые, на которых незрелый романыЧ любил когда-то вырезать ножиком неприличные слова). И с "логистикой" мне повезло. Меня поселили не в гостинице, а в комнате с кухонькой и выдали ежедневную компенсацию в 10 евро вместо завтрака и ужина. В результате я неплохо сэкономил: на еду (картошка с оливковым маслом, томатной подливой и с вином) у меня уходило где-то 1.5 евро в день, а в обед я наедался впрок - это моя удобная путешественная привычка - так, что ужинать не хотелось. А вместо чая я попивал кипяточек с красным винцом.

Транскорсика

На девятый день конференции я, признаться, несколько опух от безделья. Обратный путь обещал мне массу интересных впечатлений, поэтому отправился я загодя: на десятый день, в начале седьмого утра, ещё затемно. Автобусное сообщение на Корсике (как и вообще на островах), хуже некуда. Раз в день, утром, проходит микроавтобус - вот и всё. Бывает второй рейс, но только если на начальном пункте наберутся семь пассажиров. Чтобы поймать свой транспорт (а мне явно не хотелось тащиться 40 км в гору, когда мне оплачивают дорогу), пришлось проехать 13 км по прибрежной трассе до посёлка Сагоне, чтобы поймать утренний автобус из Аяччо в горы. Автобус оказался маленьким почтовым фордиком с двумя рядами сидений - всего на 5 пассажиров. Велосипед в сумке пришлось держать на коленях, зато мне удалось заехать довольно высоко - до перевала Верджио оставалось всего-то 12 км. Двенадцать километров ходу, разумеется - я не упёртый велоботан (прошёлся я по таким в своём рассказике "Перевал Любэ") и в гору, как правило, захожу, а не заезжаю. Извилистая дорога шла через рощи мелколистного корсиканского дуба (наверное, эндемик - листья у него вдвое мельче обычного). И вообще, всё было как обычно в Европе, в той Европе, какой её вижу я - пасущиеся свиньи (тут они характерной розово-чёрной масти), запах навоза, кучки на дороге, лесоповалы с уложенными огромными кряжами. Прохожу мимо очередного трелёвщика, оттуда высовывается тракторист: "Мсье, не хотите ли кофе?" Кофе я не хотел, но всё равно приятно по сравнению с Империей Чудища, где аборигены выражают свои (искренние!) добрые чувства просьбой подать им что-нибудь.

На перевале я попросил двух немцев-мотоциклистов сфотографировать нас с Адзуррой, а после — меня ждал спуск к морю с высоты в 1430 метров. Кра-со-та! Снова дубравы, лесоповалы, затем - лагерь парашютистов, тренировочный центр Иностранного легиона, за длинными деревянными столами сидят курсанты в ярко-зелёных футболках. Очередная мечта исполнена: ещё в 2001 году я хотел разузнать, где же этот лагерь находится! Спускаюсь ниже, и пейзаж на удивление резко меняется, всё наоборот, как будто въехал в высокогорье. После деревни Калакучча дорога резко сузилась и пошла вдоль отвесной стены по самому краю глубокого мертвокаменного ущелья реки Голу. Пятнадцать километров так и пришлось ехать - по краю пропасти, отделённой полуметровой высоты барьерчиком, слава богу, автотрафик был невелик. Однако прижиматься к краю пропасти, пропуская обгоняющие машины - ощущение довольное острое.

Перевал ВерджоУщелье реки Голу

В целом — а это мой второй визит на Корсику - природа оставила у меня мрачноватое впечатление: и бедновато и как-то неприятно диковато. Особенно неприятно почти полное отсутствие культурных посадок. А ведь и солнца там полно, и вода в реках есть - так нет же, менталитет (плюс, похоже, политика правительства) не располагает к труду. Так что я скорее назвал бы Корсику не "островом красоты" (как она преподносится везде - от открыток до винных этикеток), а "островом безделья".

Уже в сумерках я спустился к восточному и нашёл отличный отель "романыЧ" — HR Biguglia — сосново-эвкалиптовую рощу на дальнем (от Бастии) конце лимана Бигулья. Главная прелесть этого HR - деревья, поглощающие росу: эта была единственная ночь, когда я проснулся не мокрым. Выехав около 5 утра, по пустой велодорожке вдоль лимана я доехал до Бастии и сел там на пароход, отправляющийся в 8.15 до Ливорно.

Тиррения

Снова звучит музыка Верди, отличный ясный день, выходим из Бастии, 4 часа ходу по спокойному открытому Тирренскому морю - и порт Ливорно. БОльшую часть пути до Рима (там меня через 3 дня ждал самолёт в Польшу) я намеревался проехать (и проехал!) своим ходом вдоль Тирренского побережья.

Лишь дважды (километров по 40-60) на всём отрезке от Ливорно до Рима я воспользовался поездом — в тех местах, где иной дороги, кроме трассы "Аурелия", не было.

Мне хотелось посмотреть халявопалаточные места на побережье для возможной будущей поездки с детьми. Одно из таких мест - около Фоллоники - я присмотрел ещё три года назад, во время своей трансапеннинской велопрогулки (Римини-Пиза), там я и переночевал на берегу моря в сосновой рощице, берег был совершенно пуст - очень хорошо. Но летом там творится нечто ужасное. В трёхстах метрах от берега находится что-то вроде пастбища -практически без растительности, покрытое щебёнкой, разгороженное барьерами из жердей, как для овец, поле. Там летом останавливаются (так и хочется сказать "пасутся") цивилы со своими автомобильчиками. Стоит это удовольствие всего полтора евро в сутки.

Поутру я продолжил свой путь. У меня оставался ещё литр вина, по дороге попался столик с отличным видом на море, рядом на стенде была подробная карта провинции Гроссетто. Очень не хотелось уходить, я стал внимательно рассматривать карту, да так внимательно, что вино как-то незаметно кончилось. Зато энтузиазм сильно вырос, я понял, что мне не нужны лёгкие пути: вместо довольно напряжённой прибрежной трассы и поехал в Гроссетто через четырёхсотметровый перевал Тирли (ударение на последнем слоге). Об этом шаге я отнюдь не пожалел: дорога была пустая, места очень красивые, и спуск был отличный - несколько километров пролетел, практически не тормозя.

Ближе к вечеру я добрался до Орбетелло. Это (promontorio di Orbetello) интересное место, жаль, что я не геолог, чтобы описать его толковее. В 6 км от берега находится горный массивчик, который соединён с материком тремя перешейками, между которыми - лиманы с характерным запахом (впрочем, пахнут они гораздо слабее, чем Венецианская лагуна). На первом перешейке - просто дорога. На втором, между лиманами - городок Орбетелло. Характерный старенький тосканский городок, он опоясан дорогами, идущими по берегам лиманов. Въезд в сам городок - через массивные каменные ворота. На третьем перешейке - шириной в добрый километр - заповедник, сосновая роща. Там я и заночевал, выбрав местечко подальше от многочисленных кабаньих троп. Ох, тоска, ну что мне отвечать на вопросы цивилов "А где Вы "останавливаетесь" в Европе?" Говорю правду - улыбаются, думают, что шучу.

Orbetello

Рим. Конец Адзурры

Я не торопился в Вечный город - искать HR там было бы гораздо труднее, поэтому я устроился на ночлег километрах в 30: нашёл выброшенный матрац, накрыл его полиэтиленчиком и отлично выспался. Первым делом мне нужно было ознакомиться с Порта Портуэнсе - огромным базаром в центре города. Точнее, мне нужно было убедиться, что и в воскресенье там можно купить подержанный велосипед. Всё оказалось в порядке, и это было вовсе не очевидно, так как в Турине, например, практичные вещи можно купить лишь по субботам, а в воскресенье - только антиквариат.

Затем заехал в Ватикан, сфотографировался с Адзуррой на фоне Сан-Пьетро. Тогда а ещё не знал, что это было её последнее фото… В Риме, как и положено в Италии, велодорожки не асфальтированные, а мощёные. Проехал по одной из них - вдоль Тибра. Интересно, некоторые бэкпекеры ставят свои палатки прямо там, под мостами: днём палатка застёгнута, миски-ложки снаружи лежат. Самолёт у меня был в девять вечера от аэропорта Чампино (Ciampino), а не Леонардо да Винчи (Fiumicino). Находится Чампино недалеко от городской черты, на юг от центра. Туда ведёт знаменитая старинная Аппиева дорога, тоже, разумеется, мощёная, к тому же крупными булыжниками. Там и настал конец моей Адзурре. Когда мы поднимались к катакомбной церкви, раздался громкий лязг, и педали у меня стукнулись об асфальт: задние перья рамы оторвались от каретки. Пришлось примотать их тросиком, которым я пристёгивал велосипед. Получился велосипед с "рессорами", правда, на каждом ухабе педали бились об асфальт. Вот так я и добрался до аэропорта Чампино, где и нашла своё последнее пристанище моя Адзурра. Послужила она мне неплохо: куплена она была в 2002 году на базаре в Турине за 10 евро, затем с дочкой мы катались на ней по Апулии, Пелопоннесу и Фракии, на самолёте прилетела она из Стамбула в Москву. После того дочка проехала на ней по Тьмутаракани и Таврии, затем по Бессарабии от Одессы до румынской границы и обратно. Так что свои десять евро плюс новая резина моя Адзурра отработала честно!

Последний снимок Адзурры

На север

Итальянские пограничники долго не хотели выпускать меня. в Польшу: "Это не Шенген и, хоть вы имеете право побыть там 5 дней без визы, у вас нет билетов на транзитный проезд по Польше!" Мне было совершенно наплевать - очевидно, они не оставили бы меня в Италии, что вскоре дошло до этих остолопов. Они долго думали, какую бы бумажку спросить у меня, чтобы отвязаться, "сохранив лицо". И придумали - попросили предъявить… билет из Польши в Италию. Самолёт Wizzair'а был полон польских тётечек с чемоданами, по прилёту в Катовице все быстро прошли паспортный контроль, а меня с моим волчьим билетом опять мурыжили почти полчаса и, когда я вышел получать багаж, никого там уже не было и над моей сумкой уже тревожно склонились пятеро добрых молодцов из аэропортовского секьюрити.

Я пробрался в свою лесопосадку, в темноте (было новолуние) отсчитал шаги, протянул руку, и… - полный порядок, сумка с плиткой и гречкой на месте! Наконец-то после пяти дней хлебно-винной диеты я вдоволь наелся горячей каши! В Бресте мне надо было быть через сутки, я снова купил проездной билет, и отправился кататься - пил пиво и целый день разъезжал по Силезии на поездах, а вечером сел на ночной поезд и поутру приехал в Брест. Там начиналась советчина - никаких проездных, никаких свободных пересадок, везде паспорта, плацкарты, проводники (в Польше 16-вагонный поезд, едущий 800 км, обслуживает бригада из трёх кондукторов). К счастью, места на поезд до Петербурга были, кипяточку было вдосталь, и попутчики попались приятные - трое скромных вежливых дядек из Закарпатья. Утром, когда я проснулся, за окном уже всё было белым-бело - лето превратилось в зиму за пару дней. Теперь до весны усаживаюсь за науку - не вечно же по конференциям разъезжать!

Комментарии у меня в ЖЖ