Трансбалканское путешествие на одноразовом велосипеде: Албания - Греция

Нитка маршрута. Албания: Влёра - Грибские горы - Тепелен - Пёрмет - Корча - Билишт. Греция: радиальный выезд на озеро Преспа - Эдесса - Янница - Салоники (Florina-Edessa-Giannitsa-Thessaloniki).

Участник. Ваш покорный слуга - Роман романыЧ.

Велосипед. Ужасающего качества китайский noname, который купил в Албании и выбросил в конце путешествия.

Расстояние. В пространстве - около 500 км, во времени - около 8 дней.

Предисловие.

Еще лет восемь назад обратил я свой взор в сторону Албании. Горы, неизведанные края, интересные люди с богатейшим, надеюсь, background-ом: ведь албанцы - потомки древних иллирийцев - живут на Балканах аж с палеолита! Однако идея совершать такие путешествия за свой счет мне - многодетному папаше - была изначально чужда, поэтому я терпеливо ждал, когда же найдется финансирование для такой поездки. И вот свершилось!! В конце апреля 2008 года я отправляюсь в Албанию на полуторанедельную конференцию, оргкомитет оплачивает дорогу-проживание-питание.

Важнейшей частью моих путешествий является погружение в мир местных языков. Путешествовать, зная местное наречие либо не зная его — вещи глубочайше разные. Ни в Албании, ни в Греции я не имел проблем с общением с местным населением. Трёх языков: беглого итальянского, хреновенького греческого и через-пень-колоду албанского вполне хватло, чтоб и дорогу спросить, и о житье-бытье поболтать и платить за всё иногда в разы меньше, чем это делали бы путешествующие в своём узеньком мирке люди, говорящие лишь по-английски.

Изначально я не собирался экспериментировать с one-time-biking'ом, но мне "помогла" авиакомпания EasyJet, которая потеряла мой багаж с велосипедом. Я прилетел в Салоники убогим пешеходом, и вместо велоштурма Пиндоса довольно тривиально приехал в Албанию на перекладном общественном транспорте. Правда, по пути я посетил "парящие монастыри" Метеоры:

Да и Пиндос в конце апреля оказался весьма негостеприимен. Эти могучие горы были ещё заснежены, так что на маленьком велосипеде мне пришлось бы туго:

Во время конференции я прожил полторы недели в городе Влёра на берегу Ионического моря - это главный город Албанской Ривьеры,

От размещения в отеле с удушающим кондиционированным воздухом и англоговорящими служащими я отказался и устроился на постой в семью местного некрупного бизнесмена (днём он торговал вениками на рынке, а вечером - семечками на приморском бульваре). Хозяин дома Блерим - настоящий крепкий мужик, работящий отец четырёх детей, обаятельнейший человек, о нём и о его жизни я написал отдельный рассказ "Орёл". Поначалу Блерим любезно предоставил мне свой велосипед.

Затем я купил себе новый китайский велосипед, но "китайский" в старом "добром" смысле середины 90-х годов. Всё, что только могло отвинчиваться, у него отвинчивалось на ходу. У меня было пять дней времени на то, чтоб настроить велосипед для столь дальней поездки. Точнее, не велосипед, а велосипедицу - я назвал своё транспортное средство Эральдой.

Как я налаживал велосипед - об этом я написал отдельную заметку "One-time biking: концепция и практика", чтобы не загромождать повествование. За пару дней до отъезда я совершил два тест-драйва. Сначала по равнинной дороге - в соседний Фьер и римское городище Аполлоника,

а затем по горной - в Грибские горы, с которых мне предстояло начать свой путь.

День 1. 6 мая. Грибские горы.

После недели отличной погоды, именно в день моего отъезда, заметно похолодало и пошёл дождик. Это, разумеется, не охладило мой пыл. Я перешерстил весь интернет и не нашёл ни одного упоминания о том, чтобы кто-либо проехал на велосипеде кратчайшей дорогой Влёра - Вайзе - Тепелене через Грибские горы. Дорога-то там есть, общее расстояние килоиетров 85, до Вайзе она более-менее проезжая, ходят маршрутки, а вот дальше - дальше регулярно проезжает один грузовой фургон раз в два дня. Обычная дорога проходит через Фиер, а моя дорожка отмечена на карте зелёным цветом.

Сначала дорога шла вдоль долины реки Луми

дождик продолжался и нам с Эральдой (напомню, так звали мою велосипедицу) приходилось укрываться

На снимке видно, что настроение у меня, несмотря на дождь, было отличное. Дело в том, что Блерим, хозяин дома, где я жил, увидев, что я отправляюсь в непогоду, дал мне на дорожку полуторалитровую бутыль кристальной горной виноградной самогоночки-ракии, поэтому, как только подъём становился слишком крут для езды или дождь припускал не в меру, я прикладывался к живительной влаге. Вскоре я подъехал к посёлку Вайзе - последнему, до которого ходят маршрутки. Там произошли две интересные встречи.

Я подъехал к небольшой харчевне и вдруг увидел… два "нормальных" горных велосипеда. Оказалось, что это Роберт ван Веперен с сыном решили проехать тем же маршрутом!! Ван Веперен - это тот самый голландец, по отчётам которого я готовился к своему путешествию! Они пытались опередить меня!! Вскоре выяснилось, что они попёрлись в Грибские горы, просто взглянув на карту, а спросить дорогу у них возможности не было, поскольку по-английски (а тем более по-голландски) никто в тех местах не говорил. Когда же в Вайзе местные жители на пальцах объяснили им, чтO за дорога будет дальше, те поторговались и таки наняли такси до Тепелене оставив тем самым лавры первовелопроходца мне! Роберт - держатель сайта Партизанские интервью, взял он интервью и у меня, вот оно
Cycling Albania on a one-time-87-euro-bicycle from robert on Vimeo.

Вторая встреча - это местный дядечка. Он свободно говорил по-итальянски, пригласил меня в харчевню, угостил плотным обедом (hell - свежий ягнёнок, жареный на вертеле), мы с ним могли свободно поговорить о том, о сём. Узнав, что я иду за горы, рассказал, что в молодости ходил в деревеньку сразу за перевалом - 5 часов туда и обратно - чтобы только поцеловать свою любимую. По итальянски, да ещё под ракию, это звучало так захватывающе - per darla un solo bacio...

Однако рассиживаться мне было не с руки, и я продолжил свой путь. Дорога резко ухудшилась, зато погода несколько поправилась.

Я добрался до развилки на Севастери и решил проехать немного иным путём. Местные жители сказали мне, что через реку Вьёса появился мост - там строится ГЭС. Дело шло к вечеру, погода была не очень и я решил направиться вниз, вместо того, чтобы идти на перевал. Дорога стала совсем плохой

но интуиция вела меня вперёд. В конце концов я добрался до строящейся ГЭС и напросился переночевать в бытовку со строителями. Просидел с ними весь вечер, говорил про разные вещи, правда, по-гречески, поэтому получалось медленно и туго, зато весело - все прикалывались над моим греческим (разумеется, всё это проходило под тамошнюю ракию). А потом охранник выделил мне помещение с картонными коробками, я расстелил там спальник и отлично выспался. А за окном несла свои воды албанская Волга - река Вьёса

День 2. 7 мая. Вверх по Вьёсе.

На следующее утро я проснулся (точнее, меня разбудил сторож) в 5 утра и тут же двинулся в путь. На дороге стоял густой туман

и надо было быть острожнее с изредка выниривающими "Мерседесами", водители которых с удивлением рассматривали меня. Вскоре дорога вышла на главную трассу Тирана - Афины, покрытие при этом немного ухудшилось, ширина осталась той же, а вот трафик возрос многократно. Я продолжал ехать по подъёмам и спускам, а моя левая педаль превращала велосипед в тренажёр -- рукой она еле проворачивалась, но в ноге силы-то больше! К полудню я обнаружил, что зажатый подшипник "съел" уже 5 миллиметров конуса педали. Надо было задумываться о покупке новой. На подъезде к Тепелену я спросил у сидящих у авторемонта дядек, можно ли тут купить педали. Они сказали, что надо подняться в Тепелен и найти там мастерскую Спиро Питаки. Немного разговорились, одного из любопытствующих я сфотографировал:

В Тепелене я нашёл мастерскую, поторговался со Спиро и купил пару педалей за "тремилек" (=2.5 евро). Затем купил одно из восхитительных албанских пирожных - крупных, нехимических, с простецким вкусом, купил сметаны местной к помидорам

 

сфотографировал памятник одному из важнейших исторических персонажей тех мест - Али-паше Тепеленскому и отправился в дальнейший путь вверх по Вьёсе.

 

В этот день мне удалось уехать довольно далеко. Трасса ушла вверх по Вьёсе влево от основной дороги, трафик был небольшой, качество дороги - да просто хорошее, отчего ж не ехать?! Педаль я пока что решил не менять, подождать до больших перевалов и ехать в режиме велотренажёра. Проехав Пёрмет, мы с Эральдой нашли удобное местечко и остановились на ночлег.

День 3. 8 мая. Лесковик.

Встал я рано, солнце только освещало верхушки Загорских гор -- отрогов великого Пиндоса. Дорога была практически пустынна, изредка попадались машины и второй по популярности вид транспорта, на котором утром крестьяне едут на работу.

 

Долина реки становилась всё более узкой, горы сходились, места становились всё более живописными. Так я приехал к деревне Чарчова. В этом месте дорога разветвляется. Прямо идёт трасса на погранпереход "Tre urat" (Три моста), который не обозначен практически ни на одной карте (с греческой стороны это КП Мелиссопетра), а мой путь лежал налево, в горы на восток, на Лесковик - Корчу. Надо было подкрепиться перед дорогой, но в кафе и в магазине ничего толкового не было (кроме хлеба), зато мне показали на небольшой сарайчик впереди, над которым развевался "Фламурь шчиптар" - албанский флаг. Поклонившись памятнику строителям дороги - старенькому ЗИЛу,

 

я подъехал к сарайчику с надписью "баджо" (baxho) -- это оказалась местная сыроварня. Сбоку от сарая, в открытом зеве большущей печи полыхал огонь, в огромных чанах закипало молоко и двое работников прямо на моих глазах варили сыр. Рядом стоял столик, там расселись двое полицейских (тоже заехали купить свежего сыра), я побеседовал с ними (как обычно, один говорил по-гречески, а другой -- по-итальянски), подкупил полкило сыра (белого, похоже на продающуюся тут брынзу, но не пересоленного) и отправился вверх. Дорога стала серпантинить, и часа за полтора я забрался на неплохую высоту. На фото Чарчова практически не видна, она находится в самом низу, где сходятся речки.

Лесковик оказался маловыразительным, но не маленьким городком, где-то вблизи от него находятся термальные воды, это курорт местного занчения, мало известный за пределами Албании. "Подзаправившись", я отправился дальше в горы. Вокруг уже темнело, когда я добрался до долины, в которой можно было найти себе местечко без уклона.

 

День 4. 9 мая. Корча.

В этот день мне предстоял самый высокий из перевалов, около 1100 метров. Я не встретил двух карт, где его высота была бы обозначена одинаково: она была в пределах 998 - 1200 метров. Дорога шла довольно высоко и очередное купание-помывку пришлось осуществить в холодноватом ручейке, на снимке видны шапки, из которых он вытекает:

Две основные достопримечательности Албании - доты и дороги. Доты якобы повсеместно натыканы, а дороги - в якобы ужасном состоянии. Не скажу... Доты там сгруппированы кучками, иной раз я ехал по много часов, так и не встретив ни одного бункера, иногда же их и вправду было много. А вот дороги местами очень даже хороши, по сравнению с ними участок Таллинского шоссе от Кингисеппа до Кипени, по которому я возвращался домой из путешествия, не выдержал бы никакой критики. Вот пара снимков: симпатичный бункерчик и дорога от Корчи к греческой границе:

 

Корча - университетский город, сильно отличается по атмосфере от остальных албанских городков. Места там сплошь православные,

и город напоминает такого же пошиба греческий. В одном из магазинов продавец даже попытался заговорить со мной по-английски, но попытка эта была жёстко пресечена: "Нё Шчиприя унь'флас ветм шчип!!" ("В Албании говорю только по-албански!" - мне всего-то кило помидоров да 200 грамм сыра купить надо было, так что можно было и повыделываться). Долго задерживаться я там не стал, и отправился по полупустой трассе в сторону Греции. По дороге, уже в нескольких километрах от границы, когда я рассматривал дорожный указатель, остановилась полицейская машина. Я спросил у них где куда погранпереходы, где на Македонию, где на Грецию, те вежливо ответили безо всяких "Предъявите ваши документы!". И вообще за всё время пребывания в Албании паспорт мне не понадобился ни разу. Вот так-то!

Заночевать решил немного не доезжая до Билишта, последнего города перед границей: не хотелось тратить лишний шенген-день, да и наесться-накупиться напоследок в городке, поскольку лежавшая впереди меня Греция страна не менее голодная (в смысле продмагов), чем Италия. Вечером снимал симпатичный пейзаж

и в процессе этой операции меня застал дедуля-сторож (кидался я в лесополоске, а он сторожил поле). Поговорили минут 20 "за жизнь" и разошлись до утра. К счастью, албанцы совсем не липучи и, хоть им и было интересно общаться со мной, чувство меры у них развито прекрасно, и так называемым "неотвязным хэлперством" они вовсе не страдают.

День 5. 10 мая. Преспа.

Проснулся я рано, в шестом часу утра и решил подготовить Эральду к штурму следующих перевалов. После осмотра задей трещотки выснилось, что шарики на примыкающей к колесу стороне полностью вывалились, оттого-то последнее время при движении слышался странный призвук. Пришлось разобрать и "поделиться" насыпанными шариками с внешней стороны. За этим занятиям меня и застал дед-сторож. Смотрел молча и с советами не лез, опять же по приятному контрасту, например, с турками, которые не оставили бы меня без своих доброжелательных советов. Управился я минут за 15, вместо раскочегаривания плитки позавтракал помидоркой с последним глоточком ракии (полтора литра незаметно ушли за 4 дня - перевалы высоковаты были), попрощался со старичком, услышав на прощанье старинное "Рруга ту'мбару!" и отправился в сторону греческой границы.

Город Билишт - последний перед границей. Там я истратил последние леки, наелся мороженного, съел аж 3 больших пирожных, купил помидоры, хлеб, сыр. Впереди лежал погранпереход Билишт - Кристаллопиги.

Греческий погранец, похоже, впервые увидел российский паспорт. Сначла долго-долго просто тупил в него, создав очередь из проезжающих машин, затем отнёс его к начальству. Оттуда выкатились ещё двое погрантоварищей, которые стали вести со мной учтивую светскую беседу на французском языке (правда, линия вопросов у них была выстроена как-то искусственно, похоже, работали всё же по опросной инструкции). Прошло рекордных полчаса, пока эти ребята не отдали мне паспорт. Финская моя виза была вся помята, залапана грязными пальцами, и мне почему-то вспомнилось крыловское "То их понюхает, то их полижет.."

И вот я, наконец, снова на греческой территории. Туда я ехал на перекладных через Метеору и Янину, обратно же решил проехать напрямую через Флорину, вот так:

с заездом на озеро Преспа. Озеро это для любого знатока славянской культуры (к коим ваш покорный слуга осмеливается причислять себя) - место культовое. Ведь именно там, на соседнем озере, находится Охрид, место, где была основана первая школа кириллицы. Кроме того, заехать к Преспе мне надо было ещё и по элементарной технической причине - только там был гастроном. Доев имеющиеся остатки на характерной автобусной остановке

я отправился к Преспе, для чего пришлось преодолеть довольно конкретный перевальчик. Усилия мои были вскоре вознаграждены - передо мной открылся рериховской красоты вид на святое озеро:

 

Недалеко от озера я, наконец, нашёл долгожданный гастроном. Любимая моя Рецина - белое вино из сосновых бочек (я слежу. чтоб на этикетке было написано "апо варели" - "из бочки") - была только в трёхлитровых бутылях. Пришлось такую и купить, тут же я у меня случился прокол в колесе, так что я приступил к дегустации немедленно.

Преспанское озеро как туристический объект известно своим birdwatching. Там находятся гнездовья птиц и построены специальные будочки для наблюдения за пернатыми. К счастью, я был во внесезонное время и берега озера были пустым-пусты. Будочка повыше, та, что на снимке справа, и послужила отелем "романыЧ" в последующую ночь. Вот он, HR Prespa:

 

Вечерело, накрапывал дождик, и я счёл за благо никуда больше не ехать, устроился в своём отельчике, стал не спеша дегустировать свою Рецину, вокруг вечерело, было тихо и благостно спокойно.

 

День 6. 11 мая. По греческой Македонии: через Вернонские горы в славянскую Грецию.

С утра погода чуть поиспортилась, накрапывал небольшой дождь, но мне предстоял довольно трудный путь и двинулся я пораньше. Вернувшись на трассу, я стал поднимать вверх в Вернонские горы, на перевал Писодери. Дорога идёт по лесистым пустынным горам. покрытие отличное. На сайте BestBikingRoads, впрочем, эту дорогу почему-то характеризуют так: «don't stop to help anyone on this route, you may be hurt or even killed», однако, если выслушивать все такого рода рекомендации, никуда ездить нельзя вообще. На самом перевале открывается великолепный вид вниз.

Со свистом спустившись с перевала, я проехал Флорину ходом, вот типичная картинка тамошней улицы:

и направился в сторону Салоников по кратчайшей дороге, на моей карте это была красненькая трасса, которая проходила севернее озера Вегоритис. На деле же оказалось. что главная дорога огибает озеро с юга, а мы с Эральдой очутились в македонской глухомани.

Тут необходимо сделать отступление. Северная часть Греции называется Македония – так же. как и соседствующая с ней бывшая югославская республика Македония. Большинство жителей греческой Македонии – этнические славяне, их бабушки по-гречески говорить вообще не умели. В рамках жёсткой эллинизации этой территории македонский язык был объявлен «несуществующим» (такова же судьба этого языка и в Болгарии). его не преподают в школах. Все населённые пункты имеют, конечно же. двойные названия, но, в отличие от всей остальной Европы, нигде эти двойные названия не пишутся. Так, местный административный центр Флорина исконно назывался по-славянски «Лерин». Остановившись в первой же деревушке на этой дороге – Веви, я спросил у дядьки, как проехать дальше, он показал мне дорогу, мы немного разговорились по-гречески, но, узнав, что я из России, он, к моему изумлению, сразу же спросил: «Говориш македонски?» Так что ассимиляция ассимиляцией, а корни славянские крепки... Дорога шла по лысоватым, вытоптанным овцами горкам

Дальше – пуще, к вечеру я подъехал к деревеньке Келли (с ударением на последнем слоге). Ну и картина – это деревня овчаров, дома низкие, похожи на каменные мазанки, у каждого дома скотный двор:

Как раз в это время со всех окрестных гор в деревню стали стекаться отары овец. Греческой речи не было слышно вообще! Начинало темнеть, пора было устраиваться спать, и я отъехал по грунтовочке к подножию горы, где мы с Эральдой устроились на уютный ночлег:

День 7. 12 мая. К Вардару.

Той ночью я отлично выспался, перед сном меня посещали мысли о Вечном.. В связи с этим позволю себе ещё одно отступление, о Греции православной. Скажу прямо: Греция – это единственная известная мне «народно» православная страна. По всей стране огромное количество соборов, храмов, часовен, часовенок. Церкви и часовни всегда открыты для всех: входить в них легко, просто. В священниках не чувствуется ни чопорности, ни отстраненности от народа: батюшка, например, на «Харлее» - обычная картина. Приведу еще несколько штрихов. Затор на улице, батюшка выскакивает из своей машины и наравне со всеми участвует в громкой склоке, размахивая руками. В студенческой столовой девчонки первокурсницы с торчащей из джинсов попой крестятся перед едой. Когда городской автобус проезжает мимо храма, пассажиры машинально-повседневно осеняют себя крестным знамением. У одного храма крестятся одни, у другого – другие: дело в том, что у каждого грека есть свой покровитель-святой.

Но самое примечательное для путешественника - то, что встречается повсеместно на трассах, это «кандилаки», маленькие модельки часовенок. Многие из них ставятся на трассах там, где произошла трагедия, родственники таким образом поминают погибшего, ставя ему часовенку имени «своего» святого. Но ставят кандилаки и по другим поводам, в частности. и на тех местах, где кому-то чудом удалось избежать смерти.

Вы не встретите кандилаки в магазинах, в отличие, например, от всевозможный статуй Зевса-громовержца и тому подробных украшений садов зажиточных людей, нет, каждая кандилаки делается по индивидуальному заказу сообразно с финансовыми возможностями семьи. Кто победнее – заказывает жестяную коробку на проволочных ногах, кто побогаче – уменьшенную копию какого-нибудь знаменитого собора.

Однако продолжу повествование. Проснувшись, мы быстренько (настолько, что я забыл кружку) собрались и поехали вдоль самого северного берега озера Вегоритис по землям древней Эордеи; народу никого, так и казалось, что сейчас из-за кустов выскочит сатир. Увы, единственным существом. похожим на сатира. оказался я сам: справив нужду, я вышел из-за куста в тот самый момент, когда мимо проезжала редкая машина.

А дальше мы выехали на основную дорогу – трасса и трасса, прямая широкая дорога, обсаженная акациями, вокруг на полях цветут маки

Около Эдессы остановился ненадолго у маленького заповедничка. Там работают биологи из университета им. Аристотеля (в Салониках), и проходят практику студенты со всей Европы. Поговорил с их руководительницей, поинтересовался волонтёрскими работами в Греции, и она мне посоветовала интересную программу «Карета-карета» по сохранению популяции эндемических морских черепах на островах Ионического моря. Вот подрастут мелкие дети, обязательно надо будет на месяцок туда собраться...

Оставшийся участок трассы становился всё более неприятным, трафик увеличивался, но ехать до предполагаемого ночлега оставалось недолго. Остановился я около разрушенного моста через реку Вардар (по-гречески она называется Аксиос, это главная река Республики Македония, на ней стоит Скопье). Мост в этом месте разрушен, тупик, населённых пунктов поблизости нет, поэтому здесь можно встретить лишь рыбаков. Река (точнее, не прибирающие за собой рыбаки) предоставила мне всё, чего мне не хватало: стульчик, кружку, парочку помидорок, и я мог устроить себе великолепный вечер с бутылочкой рецины.

День 8. 13 мая. Вардар – Салоники

Это был завершающий день моего путешествия. Подъезд к большому городу ничего интересного из себя не представлял: трасса становилась всё более напряжённой, ни о каких велодорожках даже и думать было нечего. Салоники меня разочаровали во всех отношениях. На въезде в город я заглянул в LIDL и увидел там пустые полки, прямо как в деревенском сельмаге времён ранней перестройки.

Дальше – больше: площать Метакса переименована в площадь Республики– ну что за пошлость! В общем, как-то пообтрепались Салоники. Жизнь тем не менее продолжалась, я наконец после двух голодных дней устроил себе мясо-молочный перекус.

Снова сделаю отступление, на этот раз о кисломолочной продукции. Я – большой любитель сметаны, и найти её аналоги в разных странах – задача не всегда очевидная. Конечно, польская «шьметана», румынская «смынтына» или словацкая «смотана» - ясно, что. Но вот, скажем, в Италии, знакомой нам сметаны нет вовсе. Точнее, иногда она встречается и вот в каком виде – на рыках в киосках под вывеской «смынтына ромыняска» (румынская сметана) продаётся «шманд» из Баварии. А в Греции аналогом знакомой нам сметаны является йогурт – яурт (???????), разумеется, в супермаркетах есть и обычные химические йогурты для любителей здорового образа жизни, но я нахожу себе настоящий, в глиняных горшочках. Вот некоторые компоненты моих трапез в Салониках:

Вскоре я подъехал к набережной и на этом мой проект можно было считать практически законченным: я достиг Эгейского берега

Не хватало лишь одного – помыть сапоги (в моём случае шлёпки) в Эгейском море. Это было немедленно сделано:

На окраине приморского парка у меня состоялась интересная, я бы сказал, идейная встреча. Стиль «бомж» мне вообще-то близок, но тут я увидел воплощение своих задумок:

Заключение.

До самолёта у меня оставалось ещё два дня. Я прокатился дальше и дальше по берегу, заночевал на берегу залива, любуясь прекрасными видами:

и на следующий день вернулся в Каламарью. Каламарья (ударение на последнем слоге) – это микрорайон Салоников, где находятся много магазинов, от него до аэропорта всего-то километр. Без особых усилий устроил себе HR (отель «романыЧ») на берегу моря

это было моя последняя ночь с Эральдой, завтра мне надо выбросить её на помойку. Хоть и жалко было мне свою боевую подругу

Но жизнь – это жизнь, пусть порой жестокая. Наутро я доехал до аэропорта, посвинчивал полезные детальки с Эральды, а останки её пришлось оставить прямо у трассы, поскольку из соображений секьюрити никаких помоек у аэропорта не было. Окончание путешествия – тривиально. Прилетел из Салоников в Берлин-Шёнефельд, там у меня было 5 часов. Сходил уже по знакомым тропкам в Алди, поел-попил. вечером прилетел в Таллин. По дороге от аэропорта до автовокзала заглянул в супермаркет, несмотря на карточку «Сбербанк РФ» говорил только по-эстонски, на автобус у меня был заранее купленный через Интернет билет. Наутро приехал в СПб. Буду снова вспоминать, что, говоря «Пиндос», следует понимать не величественные снежные горы, а почему-то простых американских граждан, что «албанский» – это не шчиптарский, единственный известный мне язык, где есть "изумительное наклонение" глаголов, а изуродованный интернет-планктоном действительно великий и могучий русский язык.