Велопрогулка по бессарабским лиманам,

точнее, по косам, отдеоляющим эти самые лиманы от моря.

Выдалась у нас пара свободных неделек и решили мы с детьми тряхнуть стариной и проехатся вдоль Чёрного моря.

Бессарабия - это междуречье Днестра и Дуная. в самом нижнем их течении у впадения в Чёрное моря. Много-много лет это была окраина российской империи, места труднодоступные и небезопасные - именно там противостояли Османская и Российская империи. Состав жителей там пестрейший - есть целые деревни болгарские, турецкие, албанские, молдавские, украинские, причём в течение последних 500 лет, несмотря на изолированность от исторической родины, свой родной язык жители используют вовсю.

В этот раз мы проехали от Каролино-Бугаза (место впадения Днестра) до Вилково (Старостамбулское гирло Дуная - румынская граница). Ехали практически весь путь по косам. Ехали, конечно, не всегда, иногда шли, да ещё как шли!

Первую ночь мы провели на узкой косе перед Днестровким гирлом. Когда-то вся эта коса была совершенно пустой, теперь же для палаток осталось практически единственное узенькое местечко окло пл. Лиманная. Сейчас это приметное место, там стоит выброшенный пароход. Затем мы направились по Будакской косе. Сначала километра 4 сплошной пансионатной застройки, затем пара километров путого пляжя, на который днём на пароходиках через Будакский лиман привозят отдыхающих. Однако там было пустовато и днём - сезон тут начинается около 20 июня. Вот так мы шли поначалу:

Посередине Будакской косы есть мост к пос. Сергеевка, поэтому мы заночевали недалеко от него в гостеприимно заброшенном летнем кафе

На следующий день, проследовав до конца косы мы поднялись в посёлок Курортное, пройдя через территорию пансионата с поэтическим названием "Будаки". После этого кусочек дороги до Лебедёвки мы проехали по трассе, потому что берег в том месте высокий и непроезжий - то поля, то лесной заповедник - Лебедёвский лес. Кинулись мы в в лесополоске, потому что начальник экспедиции так натрескался местных вин, что никуда дальше ехать не хотел, а утром пришлось экстренно эвакуироваться - подобно вражескому бомбардировщику на наше поле стал заруливать кукурузник, распыляющий ядохимикаты.

В Лебедёвке начинался самый сложный участок нашего пути - большая коса, идти по ней предстояло дня два, никакой воды, никаких мостов, кроме того, в середине её была прорыта прорва. Что это такое - нам предстояло ещё познакомиться...

Поначалу коса меня разочаровала. Прогресс неумолимо идёт вперёд и время от время среди солёной пустыни мы встречали припаркованные джипы, рядом с которыми стоял зонтик, там на стульчике сидел дядя и попивал холодное пивко. Вот как выглядела коса в промежутках между джипами:

Полоса прибоя там оказалась крепче и местами мы смогли уже ехать, а не толкать велосипеды:

На следующий день мы приблизилсь к прорве. Вот как описывает её наш боцман:

"Да, это было зрелище! Море сильнейшим потоком рвалось в лиман. Переплыть его было невозможно. Всем, кроме РР! Прочим пришлось идти буквой "П" через лиман, ведомые полузагоревшим капитаном, экранирующим нас от течения"

Весной в двух лиманах прокопали эти прорвы, цель которых - зарыбление лиманов. Технически это сделано вот как. Прокапывается канал, самое узкое место у него - всего несколько метров. В этом месте навалены тяжеленные мешки с цементом, что-то вроде дамбы. Над этими мешками воды меньше полутора метров. Уровень воды в Чёрном море гуляет, мы попали на сравнительно высокий, прямо на моих глазах разница была порядка полуметра. Лиман - большущий, на пару десятков километров вдаётся в берег. Поэтому через это узкое и искусственно мелкое место и рвался мощный поток. А рыбе из лимана не вырваться из-за этих самых мешков. Я (пользуюсь случаем похвастаться) любитель плавать на быстрых и мелких водах, ещё в студенческие времена любил выделываться перед народом, прыгая в горную речку сантиметров 30 глубиной и плывя кролем. Поэтому с удовольствием использовал эту возможность повыделываться, тем более, что кроме участников экспедиции всю эту переправу с флегматическим удовольствием наблюдал рабочий близлежащего рыбучастка. Поток был мощный, но шириной всего-то 5-6 метров. Мне пришлось 5 раз переплывать её и перетаскивать вещи, велосипеды и переводить участников экспедиции.

После прорвы мы остановились уже в видимости зоны отдыха "Расейка", пока берег был пустынным:

и днём добрались, наконец, до базара, где стали откармливать оголодавших юнг:

после чего, проехав пару десяков километров, оставновились в акациевой (sic!) лесополоске

Утром мы направились к озеру Сасик. На генштабовской карте (а она у меня старая) это озеро помечено как солёное. На самом же деле оно давно опреснено: прорыт канал из Дуная, от моря отделена дамбами, а в юго-восточной стороне озера находится водосбросная плотина. Нрав у озера крутой. Как мне рассказывал позже Василий Борисенко, главный вилковский лодкостроитель, для Сасика он делает лодки чуть ли не вдвое большего размера: волна там крутая и злая, разгоняется быстро. Добравшись до озера, мы устроили там помывку-постирку. после чего отправились по дамбе в сторону посёлка Приморское. Дамба сделана из бетонных плит, но уклон её невелик - градусов 5, так что транспорт по ней разъезжает свободно.

К вечеру мы проехали посёлок Приморское. Это бывшая станица Жебриянка - рубеж Российской империи. Там стояли казачьи кордоны, объехать было их никак нельзя, кругом непроходимые Жебриянские плавни. Сейчас по этим плавням отсыпана дамба, по ней идёт дорога, по которой мы и отправились к Дунайским землям, бывшему экстерриториальному пристанищу лихих людей.

Переночевав на рыбацкой ночёвке в плавнях, мы наутро въехали в Вилково. Первая же картина - беседуют молчел с девушкой, а в руке у юноши... весло. Дороге в городе - бетонные, местные жители называют их "дага-дага"

А впереди уже замаячил аналог кампанильи на венецианской площади Сан-Марко - местный православный собор у Белгородского канала.

На подъезде к каналу удалось, хоть было уже и поздно, купить молока. О! Украинское домашнее молоко - это отдельная тема! Час постоит - на пятую часть жетая шапка сливок образуется. Простокваша такая, что, слив сыворотку, можно есть как готовый творог. Все участники экспедиции были большими любителями этого божественного напитка и на четверых покупали на раз четыре, а тои и четыре с половиной литра.

Наконец мы въехали на Белгородский мост. Это местный аналог венецианского Понте Риальто. Разумеется, там стоят жиголо, которые предлагают туристам покатать их на лодке. Газета с симптоматическим названием "Правда Украины" писала давеча, что "местные жители за символическую плату возят туристов на острова". Я поинтересовался размером этой платы, оказалось, и вправду сущая мелочь, всего-то чуть меньше 30 евро в час. В Венеции-то от 70 берут и выше! Парочка турфирм в городе возят на нулевой километр Дунайской дельты, устраивают "зелёные стоянки" (бухаловки для туриков, попросту говоря), показывают старообрядческие липованские деревни. На другой день я говорил с бывшим капитаном мотобота, который возил детей из этих самых деревень в среднюю школу в Вилково, и тот сказал, что возить уже некого, там куплено под дачи всё.

Но старый город чарует, несмотря ни на что. От Белгородского канала расходятся узенькие канальчики-ерики, по берегам тротуары кладки шириной в 2 доски (попив вина, ходить по ним трудновать с непривычки) и... разводными мостами.

 

В день нашего визита в школах был выпускной бал и девушки уверенно расхаживали по кладкам в нарядных одеждах:

Ещё несколько типовых кадров. Ерики узкие, но местная лодка по ним проходит более-менее сносно.

А вот аналоги гаража и частной улочки:

 

Путешествие наше подходило к концу. В Вилково мы сели на маршрутку, уложив сложенные велосипеды в багажник, доехали до Затоки и оттуда своим ходом вернулись в Одессу, вдоволь накупавшись в море по дороге.

Несколько слов о нашей технике. Как обычно - складные велосипеды с маленькими колёсами-"двадцатками", на которых мы объездили пол-Европы. Два "К-1" (это вроде Stels'a) с переключателями скоростей, правда, они уже старые и скорости надо переключать, руками или с помощью палочки перемещая цепь, один традиционный "Аист" и один складной школьник. Один из юнг весом 26-27 кг ехал у меня на замке складного велосипеда. Велосипеды оборудованы передними багажниками, обычно три четверти груза я везу спереди. При движении по песку, конечно же, приходилось всё перебрасывать назад.

 

Палатки - из тех, что в гастрономах по 10 евро продают, без тентов. Газовая горелка - корейская простая, под "дихлофосные" баллоны, костров не жгли в принципе. Рюкзаки взрослых весили килограмм 7-9, у детей примерно по 4 кг. Питались неплохо, покупали в магазинах колбасу, яйца, жарили яичницу, картошку молодую. Молоко с хлебом при каждой возможности потребляли. Ну и, конечно же, тамошние "слатенькие" вина...