Europa orthodoxus.

Десять лет назад, вдохновлённый рассказами Юрия Моссоковского, я впервые отважился (тогда ко мне был применим именно этот термин) на большое путешествие со складным велосипедом по Европе. До сих пор помню тогдашнее самое сильное своё впечатление – обрушившийся на меня мир запахов и звуков, недоступный пассажирам самодвижущихся повозок; путешествие это получило название «Именины Децебала».

 В этот же раз я совершил полукруговой тур по православным местам Европы, проехав по маршруту Крыжополь – Афины – Приштина - Львов. Проехал Молдавию от Сороки через Гагаузию и Тараклию, проехал Румынию – Тульчанский жудец, посетил тамошние русские старообрядческие сёла. Болгарию проехал поездом – из-за визовых ограничений я мог находиться там лишь 36 часов. Затем по ещё строящейся автостраде пересёк Фессалию, поездом выбрался и душных Салоников, потом проехал западным берегом Фермопильского залива, переправился на остров Эвбея, затем через Аттику своим ходом въехал в Афины.

tripmap

 Отдохнув недельку на казённых университетских харчах, я отправился в обратный путь. Поездами до Скопье, оттуда своим ходом в Приштину, неудачно попытался въехать в Сербию из Косово, вернулся в Скопье, въехал в Южную Сербию, проехал на поезде, спустился вдоль речки Моравицы к Дунаю, пересёк его, въехал в Румынию. Ночным поездом приехал в Сэчел – карпатский посёлок, откуда своим ходом проехал по Марамурешу – краю деревянного зодчества. Въехал в Солотвино, посмотрел и искупался, наконец, в знаменитых озёрах, прокатился вдоль Тисы до Хуста. Ночным поездом приехал в Самбор, покатался по Львовщине до Стрыя и рано утром 6 июля прибыл львовским поездом в СПб.

 Почти все места, через которые я проехал в этот раз, были мне ранее знакомы. Я проезжал там на поездах, автобусах, так хотелось иногда остановиться и повнимательнее что-нибудь разглядеть. В этом путешествии ничто не мешало мне сделать это. Первый этап моего путешествия начинался в Крыжополе, 



оттуда я доехал до болгарского Добрича.

Часть 1. Вода и вино.

Много лет я мечтал проехать по местечковой, деревенской Молдавии и, наконец, мне полностью удалось это осуществить. Переезжаю на паромчике через Днестр, и сразу попадаю в другую страну, другую человеческую атмосферу. Интересно, что, в отличие от Украины, в Молдавии уже отменены «внутренние паспорта» и, как в большинстве стран, удостоверением личности служит маленькая платиковая карточка.

На въезде в город увидел кафешку под названием «У дяди Васи» написанном так: «La deadea Vasea». На рынке первым делом купил главный тамошний продукт – полуторку местного вина. Вино оказалось, ну, скажем, не фантастического вкуса, однако вполне пригодное. У меня есть традиция: Когда я еду в одиночное путешествие, перед поездкой покупаю в «Старой книге» какую-нибудь книжку, а потом оставляю её в поезде. В этот раз я читал что-то про древнегреческие галеры. Так вот, рацион мой в последующие дни был, как я с удовольствием отметил, как у гребцов первого класса: хлеб, вино, вода и гороховая похлёбка.


В северных странах вдоль трассы обычно идут велодорожки, а в Молдавии – «коннодорожки».


Въехал в Кодры и поехал своим любимым способом – «по самолёту», петляя по узеньким грунтовкам в горах

примерно придерживаясь направления по солнцу и, разумеется, спрашивая людей. Самый популярный вопрос был, конечно, «Да ундэ?» - «Откуда приехал?»

мд

Колодцы Молдавии, аккуратненькие, красивые, на Троицу они были украшены венками. Вода вкусная, холодная – бутылка запотевала. Колодцы - одна из особенностей Молдавии. Где бы ты ни оказался на велосипеде, не нужно запасаться питьевой водой: не только в деревнях, но и на полях ты найдёшь её

    

"L'eau! Eau, tu n'as ni goût, ni couleur, ni arôme, on ne peut pas te définir,on te goûte, sans te connaître.Tu n'est pas nécessaire à la vie : tu es la vie."
Antoine de Saint-Exupéry. "Terre des hommes"

    

«Вода, у тебя нет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, тебя невозможно описать, тобой наслаждаются, не ведая, что ты такое. Нельзя сказать, что ты необходима для жизни: ты — сама жизнь. Ты наполняешь нас радостью, которую не объяснить нашими чувствами.»  А. де Сент-Экзюпери

Всё бы ничего, но лишь я забрался в глухомань, переднее колесо стало подозрительно постукивать. Мне знаком этот звук разбивающейся втулки - по моему опыту, колеса должно было хватить ещё километров на 20 аккуратной езды как раз до Калараша. От огорчения я быстро прикончил остатки вина и взял в ближайшем селе ещё бутылочку. Проехал подальше, уселся на пригорок, взгрустнул и пригубил ещё полбутылочки. Встал, окинул взглядом великолепную кодрянскую панораму.


И... уронив очки, нечаянно наступил на них. Ну что за невезуха! Наутро на еле живом велосипеде я въехал в Калараш, старинный культурный центр, известный в том числе и оригинальной клезмерской музыкой. Но мне было не до культурной программы - отправившись прямиком на базар,я получил очередной апперкот судьбы - понедельник, рынок закрыт. К счастью, буквально через 20 минут шёл дизель на Кишенёв, на который я успевал. Поезд 6903 Окница - Унгены - Кишинёв. Ходит кондукторша, продаёт билеты. Втрое чаще кондукторши ходит попрошайка, которая, как кондуктор, помнит, к кому она уже обращалась.

 В Кишинёве худо-бедно успел на рынок, причём мой расчёт живучести колеса оказался очень точен - его полностью заклинило всего в 200 метрах от входа на Центральный рынок. Там я купил колесо от «Камы» - с осью меньшего диаметра, чем у моего велосипеда, но других не было. К счастью, нашлись и нужные мне очки, так что я был готов продолжать свой путь!!

 Пришёл на вокзал, с удовлетворением прочитал, что по новой стратегической припрутской железнодорожной вестке пустили первый грузо-пассажирский поезд 953: Кагул - Джурджулешть (17:10 - 19:24). Я отправился поездом 650-м на Бессарабскую. Железные дороги в Молдавии удивительно дёшевы. Билет на 3 часа езды на поезде стоит чуть больше половины стоимости бутылки пива в привокзальном буфете. Вечерело, в вагоне было довольно много народу, многие сидели компаниями и спокойно квасили. По поезду расхаживал коротко стриженый усатый кондуктор, похожий на Чингиз-Хана. Многие пассажиры его знали и наливали Чингиз-Хану пластиковый стаканчик винца.

 Поезд ехал по новой ветке Ревака-Кайнары в обход Приднестровья. Я спросил у своего соседа, как же так быстро - всего за месяц - умудрились построить дорогу. Оказалось, что насыпь там была сделана давным-давно, ещё пленными немцами после войны. Новенькие станционные здания были сделаны из разрезанных пополам секций (вагонов-холодильников).

 Уже почти затемно за окном поезда узрел необычайной красоты монастырь. Приехал на ст. Чимишлия. Это пос. Михайловка, в 3-х км от г. Чимишлия. На трассе между станцией и городом есть уютный сосновый лесок.

 Въехал в Гагаузию. Это глубоко православный край. Язык у гагаузов - чистый турецкий, немного прикольно с непривычки видеть, как крестятся туркоговорящие - я наблюдал сцену у одного из колодцев, где остановилась передохнуть пожилая пара.

 Болгарское село Алуат. У меня кончилось вино, зашёл в местный бар спросить, где можно купить домашнего. Опять традиционная болгарская отзывчивость - парень прошёл вместе со мной полдеревни, не удовлетворившись словесными пояснениями. Вино, кстати, оказалось бесподоьного вкуса и цвета - плотный, богатый букет и интенсивный рубиновый цвет, никакого сравнения с северомолддавской бурдой. По дороге поговрил с парнем, оказалось, все этнические болгары в Молдавии по желанию могут получить второе - болгарское - гражданство, и стать автоматически гражданами Евросоюза.

 Выезжаю из Гагаузии и направляюсь к Пруту. Дорога идёт вдоль главного русла реки, по реке проходит граница. В Слобозия-Маре обгоняю повозку, в неё запряжена супружеская пара осликов, рядом бежит маленький. Погода стоит тёплая и даже мне - любителю жары, становится жарковато. Хочется искупаться, но страшновато в пограничной-то реке, к тому же нет хороших подъездов. Наконец - поворот к новенькому о.п. Кишлица-Прут. Спрашиваю у путейцев, можно ли тут купаться, те отвечают, да, конечно, никто ничего не скажет. Народ ловит рыбу, но не купается никто - крутой глинистый обрыв, однако купаться очень хочется и я исхитряюсь, да и помыться пора уж.

 Наконец, граница с Румынией. Сейчас время конфликта, введены взаимные визы и народу на погранпереходе совсем нет. Однако процедура молдавских погранцов обычная для них: забирают паспорта у 5-10 человек, уносят в контору, штампуют, а затем устраивают перекличку с выдачей. Граница пройдена!

Часть 2. Мэнчинский медовый путь и русская Румыния

Ура! Въехал в Румынию. В километре от границы меня тормознула полиция и проверила визу и въезждной штамп, но это был не регулярный пост: патрульной машине одиночный велосипедист с мешками показался подозрительным.

 Десять лет я не был в Румынии. Когда-то я написал
заметку для вольно путешествующих по Румынии, где описал её как занюханную страну третьего мира, похожую на сирую советскую провинцию. За прошедшие 10 лет Румыния «продалась Западу», и как всегда бывает в таких случаех, страна обрела человеческое лицо. Это трудно описать, но изменения чувствуются, несмотря на бедность, прорастает порядок, изменения происходят не «во благо Родины», а, наоборот, ради человека.


рукеф

С падением социализма в Румынии стали повсеместно появляться такие информационные стенды, маркированные туристические дорожки.

В Галаце меня остановили двое полицейских за езду по тротуару, чем я был немало удивлён, однако отпустили восвояси, когда я описал им свои планы, более того, трогательно заявили, что по их участку я и далее могу проехать по тротуару.
Переправился через Дунай на пароме.


вг

ыы

На правом берегу - «мокрые места». В деревне я сразу купил бутыль красного необычайно вкусного домашнего вина. Евросоюз Евросоюзом, но традиции, по счастью, сильнее..


3

Это участок популярного европейского веломаршрута, оттуда вся туристическая публика рвёт в низовья Дуная, но я поехал другой дорогой - напрямую через Мэнчинские горы.

5 

Ночлег на краю пастбища. В 5 утра меня уже будили пастухи со стадами баранов.


Проехал монастырь Четатя Диногеца. Дорога вскоре (после Лункавице) превратилась в грунтовку и по сторонам её одна за одной стали появляться пасеки. Я остановился возле одной из них, хозяева-«мёдработники» угостили меня свежайшим мёдом, смешанным с газировкой, мы поговорили о том да о сём. Молдавская языковая халява закончилась, по-русски тут уже не понимали и мне пришлось (поначалу с напряжением) изъясняться исключительно на румынском.

6 7 

Пасека. Люди тут обустраиваются основательно - им предстоит провести тут месяца три.


9 

Ещё одно следствие вступления в ЕС - номерные знаки даже на таких телегах.


Дорога пылила, петляла среди деревьев, горы были невысоки и к концу дня я доехал до первой и старообрядческих деревень - Черкесской Славы. Побеседовав с парой прохожих и продавщицей, я отправился на ночлег.

10

11

Автобусная остановка у деревни Слава Черкезская. Это первая липованская деревня на моём пути.

Липованская деревня Слава Черкезская.

Староверы обосновались в Румынии давно. В XVII веке, после реформы патриарха Никона, во время царя Алексея Михайловича, в синоде Церкви 1654 г. были приняты некоторые процессуальные изменения. Часть верующих вопростивилась им, но времена были тогда конкретные, протопопа Аввакума в 1682 сожгли за раскольническую деятельность, а с ним впоследствии и ещё около 20000 душ. Пришедшие в Нижнее Подунавье скрывающиеся от гонений старообрядцы называются липованами. До сих пор они хранят свою веру и говорят меж собою на чистом русском языке. Мне неудобно было фоткать прямо в лицо, но прямо позади меня в момент этой съёмки стояла румяная красавица с беленьким симпатичным щекастым ребёнком - заглядение!






Старообрядческая церковь.

Следующая деревня - Слава Русская. Необычайное удовольствие испытываешь, слушая, как говорят жители этой деревни - чистый, именно чистый, настоящий, а не старинный русский язык.


Теперь мой путь лежал к морю, в Констанцу. По трассе без обочины ехать было весьма напряжённо, и я свернул на второстепенные дорожки, проходящие в километре-другом от моря. Стада овец, цыганистого вида мальчишки, глухие деревеньки - и всё это в 15 километрах о известных во всей Европе курортов. На окраине Констанцы - проститутки, но не вальяжно-нахальные, а неброско одетые, с жалобным взглядом.




Приближаюсь к побережью. Это пункт по приёмке шкур, сюда со всей округе съезжаются грузовички с сырьём.

К сожалению, переход в объятия Евросоюза не прошёл для Румынии даром. Когда там повсеместно можно было купить дешёвые свежайшие вкуснейшие молочные продукты - просто молоко, яурт (простоквашу), смынтыну (сметану). Сейчас, увы, на полках можно увидеть лишь дорогущую пластмассовую продукцию Нестле. 

К радостному моему удивлению, единственным местом, где в сельмаге можно было купить домашнее молоко и домашнее вино в бутылках из-под колы, оказался приморский посёлок Адиджя неподалёку от Констанцы. Там же я нашёл себе неплохой ночлег на акватории порта в кустиках. До болгарской границы оставалось километров 50, я проехал их поутру. Хоть дорога была и асфальтовая




но без обочин, и в протекторе застряла смесь песка, ягод шелковицы и навоза. Я въехал на КПП Negru Voda – Йовково.

Часть 3. Фессалия: «Велодорожка мечты»

КПП "Negru Voda" вообще пуст, еле нашёл какую-то дворничиху, которая сказала, что оба штампа - румынский и болгарский - ставят теперь на болгарской стороне. Так оно и оказалось: в одной будочке сидят теперь два пограничника. С румыном я беседовал по-румынски. а с болгарским - пожилым дядькой - разговорился по-русски. Фрагмент нашей беседы:

- Скоро Болгария в Шенген войдёт?
- В 2011 году, если Евросоюз к тому времени не развалится.
- А почему?
- Потому что Болгарию приняли.

Пограничник ещё раз предупредил, что находиться в Болгарии я могу лишь в течение 36 часов (правда, в паспорте стояла лишь дата въезда, но не время). Я поехал дальше по трассе, вечером мне надо было оказаться на станции Синдел (около Варны), чтобы поймать ночной поезд до Софии. Дорога была тихая и я доехал так до города Добрич. В поисках вокзала спросил дорогу у едущего навстречу велосипедиста - и опять болгарская отзывчивость: дядечка разворачивается и эскортирует меня до самого вокзала!

От Добрича до Варны теперь ходит аккуратненький "Siemens Desiro", их добрая половина Восточной Европы теперь использует для пригородного сообщения. Билет я купил сквозной до станции Сандански - 20 км недоезжая до греческой границы, и ещё доплату в 2 лева (около 1 евро) за велосипед. Доплата оказалась кстати, в ночном поезде я ехал в купе один, и можно было не возиться со складыванием велосипеда и просто поставить его рядом с собой, заодно отпугивая потенциальных соседей. Впрочем, мой поезд Варна-София был через Карлово (более долгий), а не через Горну Оряховицу, и народу в нём и так было мало.

Греческо-болгарская граница со времени вступления Болгарии в ЕС не изменилась вовсе! Греки по-прежнему шмонают въезжающие болгарские машины, такая же колючая проволока, всё та же прикольная тавтологическая надпись "Hellenic Democracy" на въезде. С греческими погранцами я стараюсь говорит по-английски, чтоб не панибратствовали. Однако я хотел узнать, если ниже Серреса мост через реку Стримон, по-английски они так и не разобрали, прищлось таки перейти на греческий, но они всё равно ничего не знали (моста, кстати, на том месте - обозначенном на моей венгерской карте, да и не только на ней) не оказалось.

Въезжаю в Северную Фессалию, где река Струмица вырывается из ущелий Родопских гор, именно там и проходит болгарско-греческая граница.

Проезжаю десяток километров и в порядке эксперимента решаю попроситься поставить палатку на заднем дворике притрассовой кафешки. Как же! В третьем часу ночи припёрлись какие-то люди в штатском, направили фары на мою палатку и стали спрашивать кто-куда-зачем. Документы, правда, показали по первому моему требованию, и, услышав, что я еду в университет, сразу заговорили заметно более уважительно.

Просыпаюсь поутру. Надо принимать решение - какой дорогой ехать - то ли ближе к Македонии через деревню с названием Methoni (это по-албански значит "скажите!"), то ли прямо на юг через Серрес. Выезжаю на развилку, и никаких сомнений не остаётся: передо мной велодорожка мечты: почти законченная автострада, по которой нет никакого движения, идущая чуть-чуть под горку и лёгкий попутный ветерок, и всё это в сочетании с отличной ясной погодой!

К Серресу автострада закончилась, и я свернул направо - к Белому морю. «Белое море» - так южные славяне называют море Эгейское. Погода становилась всё более жаркой, очень хотелось искупаться и я не стал комплексовать.

Вылез из этого водоёма я похожий на водяного, с водрослями в волосах, захотелось умыться. Для принятия ванн у меня вскоре нашлась отличная возможность. В долине Стримона отлично развиты сети оросительных каналов и канальчиков, в местах их соединения можно устроить джакузи - очень кстати, ведь стояла тёплая 32-градусная погода!

К вечеру я уже успел доехать до Белого моря.

и заночевал в палатке в 50 метрах от КПП воинской части (неплохое местечко-то для срочной службы!). Пытался спросить у молоденьких часовых, можно ли ставить тут палатку, но они смущались говорить со мной, и я просто плюнул на всё, поставил палатку на закате и быстренько свернулся на рассвете. На следующий день я уже к полудню добрался до Салоников. Места стали более жаркими, соответственно и живность стала более экзотической:

В Салониках я сел на поезд, чтобы выехать из города, и проехал - опять на симпатичном "Siemens Desiro" 130 км, чтобы выехать из душного города. Приехал я на станцию Рапсани, где начинался следующий - Фермопильский - участок моего путешествия.

Часть 4. Фермопилы.

Чтобы не таскаться по промышленным окрестностям Салоников, я проехал на симпатичном пригородном поезде "Siemens Desiro" 130 км от Салоников, до станции Рапсани, и отправился дальше педалировать вдоль побережья Фермопильского залива. Такие составы купили железные дороги Болгарии, Греции, Румынии и многих других стран. Очень удобные и разумно спланированные.

От Рапсани до залива - десяток километров. Это изобильный. цветущий край: много солнца, нет недостатка в воде, поскольку в этих местах в море сбегают ручьи с Олимпа.

По дороге я выехал на побережье и долго ехал вдоль моря. Постоянно можно было купаться. Интересно, что в этих местах много отдыхающих поляков: польские турфирмы - не чета русским или немецким - вне конкуренции в свом умении находить уютные спокойные места отдыха для туристов.

Красивые туристические места заканчиваются и дорога поднимается наверх, в Пелионские горы. Раньше в этих местах обитали кентавры..

Затем дорога начала подниматься всё выше и выше, да и асфальт закончился. Было довольно тепло - за 30 градусов, но машин практически не было, не было и пыли. И спросить дорогу было не у кого..

Дорога стала совсем уж непроезжей, и несколько часов я тащился с велосипедом пешком, покуда не вышел на трассу. На трассе у меня отстопился грузовичок, он завёз меня на перевал до местечка Каналья.

В результате я успел в г. Волос до закрытия гастронома, где вдоволь запасся пивом и мясом и устроился на ночлег прямо на берегу бухты. Мясо было прикольное: охладждённое филе цыплёнка производства ООО Св. Димитрий (Айос Димитриос). А пиво Миф - самый популярный местный сорт.

Мой HR Pagastikos (кто не в курсе аббревиатур: HR - это филиал сети отелей «романыЧЈ») под Волосом был весьма неплох: 5 метров от пляжа, с душем, поэтому я плотно отужинал вечером, а с утра искупался, принял душ и отправился в путь! Детально описывать его местонахождение не стану: я стараюсь соблюдать принцип Гиппократа - noli nocere (не навреди). Во всех моих HR главное правило - traceless stay, поэтому я обычно описываю их поверхностно.

В этот день мне предстояло добраться до Эвбеи, и с раннего утра я продолжил свой путь по предместьям Волоса.

Это хозяйственный магазинчик, типичный. Там, если зайти, большой выбор разнокалиберных джезв, и стоят они порядка пары евро. И ещё есть металлические "узницы" - сосудики для горячего узо (это 40-градусная виноградная водка на анисе).

Я отъехал от Волоса и передо мной открылся вид на Пагасийский залив.

Впереди - ещё перевал, после него была гавань Глифа, откуда ходили паромы на Айокамбос, на остров Эвбея.

Вот карта остатка моего пути Каналья - Волос - Глифа.

А это паромчик, который доставил меня на остров Эвбея. Плыть минут сорок, билет стоит пару евро, велосипед - бесплатно!

На борту парома.

"Большая земля" - Фессалия - осталась в кильватере, и я плыву на Эвбею!

Часть 5. Эвбея. 

Эвбея — крупнейший после Крита из островов Греции в Эгейском море, отделяется на севере от берегов Южной Фессалии Трикерийским проливом - см., например, статью в Википедии.

Это мой маршрут. Зелёным цветом - своим ходом на "Изабелле", пурпурным - на автобусе по причине, которая станет ясна ниже..

Я прибыл в гавань Глифа и вступил на землю Эвбеи. Прямо у пристани - маленький пустой пляжик.

Заканчивается моё главное "топливо" - Рецина (белое греческое вино, настоенное в сосновых бочках). Пора отправлять ся в дальнейший путь на поиски супермаркета.

Город Лутра Эдипсу славен своими горячими осточниками. Пеямо через дорогу там течёт горячая горькая вода, горечь ужасная. Купнуться там было негде, но я постоял босиком в лужице, рассматрвиая карту и дегустируя очередную порцию Рецины.

Трикерийский пролив отделяет Эвбею от материка - Южной Фессалии.

 
Еду по трассе вдоль Трикерийского пролива, трасса то уходит в горы, то приближается к морю.

Клисура - это что-то вроде часовни, там нет постоянных служб, по соответствующим праздникам приезжают люди, молятся, едят. Подобные места есть много где в Европе, не только в Греции. Немыслимая для непривыкших вещь - проходное место, а всё в полной целости, сохранности и чистоте. При том что Грецию чистой страной не назовёшь...

Совсем рядом с клисурой гоняют стада баранов. Они разбудили меня около 5 утра.

 
От городка Мандуди я сел на автобус. Впереди была головокружительная трасса через перевал, к тому же оживлённая. Спускаемся вниз к морю, к Халкиде. Некоторые, узнав, что я путешествую на складном велосипеде, называют это "мазохизмом". Так ли они правы? Вот пример - передо мной такие вот горы, трасса узкая, напряжённая (единственная дорога через остров), без обочин, у самых обрывов. Я складываю велосипед и за 5 минут убираю его в сумку. Сажусь в автобус за 4 евро, и с удовольствием наслаждаюсь головокружительными видами из окна. Через час приезжаю к тёплому морю, раскладываю велосипед - и дальше в путь.

 
Пляж в Неа Артаки. Рядом - супермаркет-кормилец, через пролив - Аттика.

Магазин "Гав и мяу" - товары для животных.

Часть 6. Аттика. 

Покинув Эвбею через через высокий мост около Халкиды, я оказался на материке, в Аттике. В Афинском университете мне надо было появиться на следующий день, и я поехал по берегу пролива, купаясь по дороге и приглядывая себе очередной HR.

Городок Скала Оропу, ни какой "скале" это название отношения не имеет.. Маленькие греческие городки с паромчикамим, у них непередаваемая атмосфера, не набрался я ещё таланта описывать её.. На снимке - паромчик, который регулярно ходит через пролив на Эвбею.

 
По берегу нахально расхаживают птички и успешные рыбаки.

 
Место для потенциального HR я нашёл, ночевать надо было по принципу stealth camping - вечером с закатом залечь и поутру с рассветом собраться. Но место отличное - 5 метров от моря!

 
Вечерние виды на Эвбею из окна моего HR.

Въезжаю в Афины, привыкаю к тамошнему трафику, стараясь поначалу выбирать пустоватые улицы. Обычно у меня почти не работают тормоза, но для городской езды по Афинам мне таки пришлось не полениться и настроить из, оба, передний и задний, иначе скорость движения с учётом необходимого там маневрирования была бы совсем низкой.

 
Малые архитектурные формы.

Поселился я в общаге Афинского унивеситета, в гостевой комнате, из окна открывался прекрасный вид.

Внизу и во дворе шастали знаменитые афинские кошки - длинноухие и длинногогие, их я описывал ещё в своих давнишних "Афинских урывках".

Незадолго до отъезда я попал в Афинах на иванову ночь. Во всех странах, кроме России и Украины - это самая короткая ночь года. В Греции её отмечают так же, как и в остальной Европе - от Лапландии до Галиции - прыгают через костёр, собираются общинами, устраивают весёлые праздники. В Афинах, например, читали смешные стишки - вроде речитативных частушек. Сам праздник был организован местным демосом Кесарьяни (демос - это орган местного самоуправления), дежурила маленькая пожарная машина, выступали бабушки и дедушки с песнями и танцами. В общем, всё как обычно.

Жители коммуны собираются на площади, выступает глава местной администрации, поздравляют почётных участников. Все свои, жители района, в данном случае Кесарьяни.За столиками сидят, едят-пьют.

Дети прыгают через огонь, вокруг зрители с баночками пива. Никаких пьяных, разумеется, нет - в Греции умеют правильно пить.

Розыгрыш призов, исполнение смешных стишков и частушек.


Часть 7. Македония - Косово.


Неделя на казённых харчах пролетела быстро, и я отправился в дальнейший путь, в Приштине (Косово) меня ждал в гости мой коллега американец Пол, работавший там по ЕСовскому контракту.

Выезжал я из Афин "с шиком" - купил билет в кушеточный вагон поезда Афины - Салоники. Велосипед пришлось оставить на ночь в тамбуре. Переплатил 8 евро, зато выспался отлично, не то, что в сидячке: у меня впереди был большой день.

В Салониках я купил за 12 евро билет до Скопье - столицы Македонии, и поезд повёз меня по долине Вардара.

Первая македонская станция Гевгелия. По-македонски Гевгелија - там пользуются кириллицей. Весёленькая дрезина, и первый же видимый из окна поезда магазин - велосипедный. Рождается великая балканская велосипедная держава!

Из Скопье я сразу направился ко границе с Косово - это километров 20 подъёмчика, на снимке видно, что подъём. Через сутки в Приштине, в 90 км, меня уже ждал мой коллега Поль.

Вот я и в Косово. Для въезда в это государство визы не нужны никому. Первое, что я, естественно, увидел - это магазин "Misht" (Мясо). Албанцы ещё не испорчены глобализационными пакостями, они понимает толк в настоящем свежайшем мясе. Обычное дело: задний двор ресторанчика, там пасутся барашки, и посетитель может заказать, прямо ткнув пальцем.

Обычный для Косова дорожный знак.. Вообще, присутствие КФОР там чувствуется очень сильно. Фотографий косовских у меня будет мало, с фотоаппаратом «наперевес» можно легко нарваться на неприятности.

Моя «Изабелла» въезжает на Косово Поле - Fusha e Kosoves, богатейшая в Европе кладовая минеральных ресурсов - от угля до редких земель. Оттого и воюют тут часто...

Справа - мой коллега - американский математик Поль, он работал в Приштине государственной энергетической компании. Слева - его шофёр, классный дядька. С водителем мы начинали общаться по-английски, затем я из вежливости переходил на албанский, а тот, в ответ, из вежливости переходил на сербский.

Предыдущую ночь я провёл в палатке, которую ставил уже под дождём. Поль предоставил мне та-а-акую комнату, я постирался и посушился. А наутро они отвезли меня к административной границе с Сербией.

К вопросу о предыдущей ночи. Одним из моих первых впечатлений от Косово, ещё в конце 90-х, было то, что весь этот край покрыт равномерным слоем мусора. В своё время я из приципа тащил около 30 км пакетик с мусором, пока наконец не обнаружил урну, куда его можно было выбросить. Урна та, впрочем, была похожа на извергающийся вулкан, но не суть. Поэтому проблема с поиском HR для меня заключалась в том, чтобы найти хотя площадку 2х2 метра, свобоную от мусора.

На следующий день Пол подвёз меня до административной границы с Сербией КПП «Мердаре». Увы, сербы не пустили меня. Пришлось вернуться в Косово, и водитель отвёз меня обратно - на границу Косово и Македонии. В Скопье ехать было легче - под горку. Првда, оказалось, что велосипедам там ездить нельзя. Sorry, пришлось на правила «положить»..

Знакомые надписи кириллицей.

Я снова въехал в Скопье и пересёк город по удобной велодорожке вдоль Вардара. По времени я как раз поспевал на поезд 335/336 Салоники - Белград, на котором собирался подкинуться до границы - до г. Куманово.

Часть 8. Сербия.

Въезжаю в Сербию. Погранцы меня пускают, но жирным штампом «ПОНИШТЕНО - ANNULE» аннулируют косовский въездной штамп. Внешне Южная Сербия от Косово практически неотличима: те же мечети, те же бронетранспортёры. Только в Косово это KFOR, а тут - Армија Српска. Надписи, как и в Косово, по большей части на албанском, но сербских - побольше. Помимо албанцев тут изредка попадаются и сербы. В Косово люди сами переходили со мной на сербский, узнав, что я из России, тут же было ещё проще. Если прохожий чернявый, цыганистого вида - это серб, спрашиваю по-сербски. Если светловолосый и светлоглазый - албанец, спрошу по-албански.

Станция Прешево выглядит довольно серьёзно: неподалёку стоит бронетранспортёр, навалена баррикада из мешков с песками, стоят пара часовых. На станции я проболтатся часа три - делать было нечего, но зато пообщался с несколькими компаниями подростков и парочкой нелегальных перебежчиков через границу. Наконец пришёл мой поезд Hellas Express. Велосипед уложил на верхнюю полку - и в путь, на север, к Дунаю!
Небольшое отступление по поводу этого поезда. Во время натовских бомбардировок Cербии бомба была сброшена на железнодорожный мост как раз в тот момент, когда по нему проходил этот самый поезд, несколько человек погибло. Греки - они традиционно недолюбливают американцев. НАТО и т.п. - были возмущены этим варварским актом. Однако поезд-то этот шёл с обычным для него полуторачасовым опозданием, которые традиционно провоцируют именно греческие пограничники. Когда поезд прибывает на македонско-греческую границу, на станции Идомени всех пассажиров просят выйти из вагонов. Погранцы лениво собирают у всех паспорта и куда-то уносят. Минут через 40-50 выходит, позёвывая, офицер и начинает, ужасно перевирая фамилии, устраивать «перекличку». Поезд терпеливо ждёт...

Ночь на поезде - и в 5 утра я уже на станции Велика Плани. Сажусь на велосипед, отправляюсь к Дунаю. На снимке - мост через р. Велика Морава.

Воинское кладбище. Во всей Европе - от севера до юга, захоронения времён войны всегда ухожены.

 
Сербское село. По сравнению с Румынией, частное хозяйство в Сербии пользуется поддержкой, хорошо развиты кооперативы, у населения чётко забирают молоко (в результате мне ни разу не удалось купить у хозяев парного молока - надо было заказывать минимум за полдня).

Сельская велопешеходная дорожка.

Впереди Дунай. Я ещё на правом берегу.

Село Рам. Отсюда 5 раз в день ходит паром в Банатску Паланку - на левый берег Дуная. Дорога спускается прямо к реке.

 
Паромчик и его аппарель.

Вдалеке, ниже по Дунаю, начинаются Железные Ворота, дунайская теснина. По этим местам проходила в Дакию армия Траяна, солдаты которой, женясь на местных жительницах, породили нынешних румын.

Дорога к HR Банатска Паланка. «Банат» - это историческое название этой местности по обе стороны Дуная.

Часть 9. Румыния

Выезжаю из Сербии, впереди - румынская граница.

Типичная румынская деревушка.

Колодец! Как я по ним соскучился! Как давно я их не видал!

Проехав ещё 30 км по румынскому Банату, я сел на автомотрису, которая привезла меня в Тимишоару. Там я сел на ночной поезд, который повёз меня в Марамуреш.

Поутру приехал на станцию Сэчел - это наверху, в горах, лесоповальный край. Целый день мне предстояло ехать под горку при отличной погоде!

Начинаются деревянные домики. Симпатичные. Я ещё не предполагал, какая красота ждёт меня впереди!

Пристройки.

 
Это местные жители: от мала до велика. Люди, хоть это и туристический край, живут очень бедно - соседняя Украина богаче. В магазинах пустые полки, ездят на телегах. И это тоже «заграница», и не просто, а Евросоюз!

Любое здание тут - жилое или ещё какое, обязательно имеет въездные ворота.

Обычный жилой дом.

Тут ворота посолиднее.

Арка крупным планом.

Часовенка у дороги.

Часовенка у дороги.

Часовенка у дороги.

 
Церкви.

Церковь каменная - но и тут деревянные ворота.

А это - современная церковь.

Автобусная остановка.

 
Сувениры.

Таким вот образом я оказался в Сигете, возле украинской границы.

Часть 10. Украина.

Из Сигета в Солотвино действует пешеходный переход. Украинцам в Румынию нельзя без визы, а румынам в Украину - можно. Граница между странами проходит по мосту, там толпы румынских коробейников ходят на украинскую сторону за покупками.

В Солотвино я посетил знаменитые озёра - соляные провалы. Рапа там и вправду необычайно густая, такую концентрацию я встречал лишь в «выломах» озера Баскунчак.

На следующий день я доехал до Самбора в общем вагоне знаменитого поезда Солотвино - Львов, разумеется, с большой компанией цыган, с которыми с интересом пообщался по дороге.

Поезд мой (Львов - СПб) был поздно вечером, и я совершил однодневную покатушку по Львовской области: от Самбора до Стрыя. Напоследок вдоволь напился парного молока...

По дороге встретил 76-летнего дядьку из Штуттгарта, который ехал в Одессу на велосипеде. Дядька говорил только по-немецки, я его спросил, как же он на Украине-то общается, он сказал, что опыт у него уже есть. Каждый год дед уезжает на 3 месяца от своей бабки на велосипеде и своим ходом доезжает до какого-нибудь из средиземных тёплых морей, а затем возвращается обратно. «Скорей бы на пенсию!» - подумал я....

Комментировать у меня в ЖЖ