Лакмус


три истории из серии «романыЧ и современный мир»

Предысловие


 Я обнаружил, что могу служить лакмусовой бумажкой для некоторых социальных проявлений. Например, «полицейское государство». В Европе для полиции я - пустое место. В Турции полиция бросает на меня быстрый взгляд. В Паспортлэнде я - в категории риска, всё время чувствую на себе хищные взгляды гестаповцев.

 Следующий пример - ближе к теме моего повествования. Есть такая категория людей, назову её условно «советский интеллигент» - название условное, я такую публику встречал и среди европейцев. С помощью меня это качество легко детектируется. Если у вас появляется страстное желания доказать мне, что я такой же, как и вы - значит вы к той самой категории и принадлежите. Впрочем, я замечаю, что от года к году этих самых советских интеллигентов становится всё меньше, вымирают они постепенно и на их место приходят «цифровики» (люди, мыслящие в категориях инструкций из СМИ). Их отличительные качества - антитабачная истерия, тотальная регламентация, набирающее популярность выражение «на самом деле», но сейчас речь не о них.

 Так уж сложилось, что я не вписался в современное общество, его стандарты потребления. Почти двадцать лет такого осознанного существования привели к тому, что не только взгляды, но и физиология у меня стала отличаться от цивильной. Примером тому - три недавно происшедшие со мной анекдотические истории, связанные с моим последним университетским путешествием в Вену и Гданьск.

 Если у вас хватит терпения прочитать эти рассказики, обратите внимание на свою реакцию...

«Выстрел в желудок»


 Мне (впрочем, далеко не только мне) кажется дикой современная традиция обсуждать что-то, да и вообще много болтать за едой. В своё время мне надо было обсудить один проект с коллегой в Кембридже, тот пригласил сделать это за «ланчем», и меня это так возмутило, что я сказал своему соавтору Яннису: «Представь, он бы ещё в туалет меня пригласил посидеть на соседних горшках!» и попросил Янниса, как более толерантного товарища, съездить вместо меня.

 Мой венский соавтор Карл собирался встретиться за «ланчем» в китайском ресторане со своим приятелем - финансовым аналитиком, чтоб тот рассказал ему всякую всячину из своего мира. Карл пригласил меня на эту встречу, я подумал и согласился: говорить мне там практически не надо было, только слушать, да и интересно было отобедать в китайском ресторане, благо что недорого. И я пошёл...

 Сначала надо было заказывать блюдо. Я совершенно не умею пользоваться общепитом, и решил не мудрить и заказать то же, что и коллеги - какую-то жареную индюшку с гарниром. Стоял жаркий день, за открытым окном грохотал асфальтоукладчик, в тесном помещении было трудно развернуться, но это не мешало мне слушать нашего гостя - рассказчик он был интересный. Наконец, принесли заказанное. На вид - вроде ничего особенного. Попробовал - дикий ужас! Как обычно в общепите, голая соль, всё пережарено, лапша из какой дряни, в общем, я немного поклевал мяса и оставил попытку съесть это. Замечу, что такие мои оценки - сугубо личные, субъективные, те, кто пробовал пищу, которую я готовлю сам себе, отзываются о моей стряпне примерно в тех же терминах: «безвкусная, несолёная кашеобразная бурда».

 Коллеги же с аппетитом уплетали всё это. Встреча подошла к концу, я так ничего и не съел. Голодный, отправился к ближайшему супермаркету, купил там хлеба, двести грамм сырого говяжьего фарша, помидорку и пару крепкого пива. Доехал до уютной тенистой скамеечки в парке, где с удовольствием, в тишине и рассудительном покое стрескал это.

«Буржуйская слободка»


 Во время моего пребывания в Вене мне полагались некоторые подённые выплаты, на которые я сам должен был найти себе кров и хлеб. Было лето и идея заселения в гостиницу отпала сразу: там тесно, неудобно, непонятно где и как питаться, негде готовить, уборщицы какие-то под ногами путабтся. Но и отель «романыЧ» устраивать было как-то не с руки: я же не мог таскаться в университет со всем своим путешественным скарбом. Пришлось воспользоваться проверенным буржуйским способом - заселиться в кемпинг.

 Кемпинг это - тщательно огороженный участок земли в пяток гектар, куда приезжают люди и могут там останавливаться, что-то вроде гостиницы под открытым небом. Кто-то в палатке, кто-то в караване. Чем-то он напоминал слободку: домики посолиднее - караваны, там жили приличные люди, те были расположены в удобном месте, недалеко от хозблока. А я со своей палаткой был отправлен на выселки, но и публика тамошняя мне была как-то «роднее».

 Первое, что меня поразило - это удалённость «удобств». До туалета-душа-кухни было метров триста! Народ ходил туда пешком, но мне при моей рассеянности - пять раз сбегаю, покуда всё не вспомню - мне такое расстояние казалось несуразно большим. И я придумал! Ездил умыться, в туалет на велосипеде.

 Я обычно уступаю цивилам, а вокруг люди простые - подвину к себе скамеечку, уеду, а через пару часов она уже около другой палатки. А какая скученность! Вечером всё затихало, палатки стояли близко друг от друга и я боялся, что вдруг громко пукну, и тогда в соседних палатках все заржут! И мне будет так неудобно..

 Были, конечно, и плюсы - в первую очередь, хозблок. Там был холодильник, в котором можно было по мелочи хранить всякие йогуртики, да молоко да сосиски. Там же был душ. На дверях хозблока висела надпись «Using the kitchen is on your own risk», смысл которой мне поначалу был непонятен: палец, что ли, в холодильнике защемит?

 На третий день моего пребывания в Слободке в Австрии случился национальный праздник. Зная об этом заранее, я прикупил накануне немного сыра и мясных полуфабрикатиков. Утром, перед отъездом на прогулку на Леопольдсберг, я решил поплотнее подкрепиться. Открываю холодильник, а там... Какая-то гнида украла мою заначку! Йогуртики оставила, а мясо - мясо съела.

 На следующий день из кемпинга этого я съехал и дней пять кантовался уже по знакомым мне местам. На выходных - съездил в Братиславу попить пива, на буднях - нашёл местечко в кустах неподалёку от Дуная, устроил там себе отель «романыЧ», отлично спал ночью, купался по утрам, а днём прятал вещички в кустах.

 Так что и жильё буржуйское мне не впрок пошло.

«Кондейский душняк»


 Одно из самых ужасных и невыносимых для меня изобретений современной цивилизации - это кондиционирование воздуха. Я совершенно свободно переношу любую духоту, жару, вонь: помню, когда-то в автостопные времена ехал пять часов по жаркой казахстанской степи стоя в закрытом кузове грузовика с тяжёлыми коробками с кинофильмами - и ничего. А это холодящую мерзость - ну терпеть не могу!

 В помещениях с кондеями я подолгу не бываю - как-то не приходится. Если есть возможность, например, в общественном транспорте - заткну его грязной футболкой или газетой - так я эту смердилку нейтрализовал, когда ехал в евросити Вена-Варшава. Всё большее распространение эта пакость приобретает в личных автомобилях - но я практически в них не езжу (у самого не было и нет, а с теми знакомыми, у которых он появляется, моё общение сокращается - настолько разным становится круг проблем и интересов).

 Мой старый друг Ярослав купил себе очередной (восемнадцатый по счёту) автомобиль. Ярослав во многих отношениях «натурал», но, увы, Макдональдс понемногу одолевает и его, и новый автомобиль у него был оборудован смердилкой, которую я поначалу и не заметил.

 В этот раз у меня в Гданьске был плотный график: в 8 утра приехал, в 13 - доклад в университете, а в 17 - уже поехали на место стоянки его лодки: мы отправлялись в пятидневное плавание по Вислянскому заливу. Лодка стояла в Толкмицко - это почти полтора часа езды от Гданьска. Стояла отличная солнечная, не очень жаркая погода, я уселся на переднее сиденье, предвкушая весёлую дорогу, свежий ветерок,бьющий в открытое окно. Сзади разместился наш компаньон Людвик и двое псов. Поехали!

 Но, лишь машина тронулась, Ярослав, к моему ужасу, закупорил кабину и нажал какую-то кнопочку. В кабину стали заползать мерзкие склизкие прохладные змеи. Всем сидящие - в том числе и псы - и ухом не повели. А мне становилось всё тоскливее. Прямо передо мной была мерзкая чёрная пасть, которая изрыгала блевотную холодину. Внизу мерзкой пасти был рычажок, я передвинул его на ноль. Стало чуть лучше. Однако Ярослав опять пошушукал кнопочкой, и Змеи стали тихонько заползать мне под рубашку, эти скользкие твари ползли отовсюду.

 Что я ещё мог сделать? Немного ослабив ремень безопасности, я вжался в дверь - хотя бы с одной стороны миазмы меня не атаковали. Как мог, я распластался по двери машины - так и ехал. За окном стоял ясный солнечный день, а я сидел в этой камере пыток.

 Просить открыть окно и выключить мерзопакость? Мне это казалось неуместным: во-первых, всем остальным явно нравилось ехать в этом душняке, во-вторых, я всегда уступаю цивилам в подобных ситуациях - ведь я у них в гостях, это их мир!

 Так вот меняются времена и люди. С Ярославом мы познакомились 20 лет назад, я делал ему проводку из Финляндии в Латвию на его машине - старом Мерседесе, переделанном из автокатафалка, все окна в машине были настежь, я свободно курил. И вот я опять в катафалке в новом качестве....

 В результате этой часовой пытки я подхватил небольшой бронхит. Прошёл он у меня лишь после трёх дней велосипедной езды под дождями и ветрами Балтии.

Послесловие


 Ещё раз обращаюсь к уважаемым читателям. Да, для меня большинство из вас - те самые «буржуи», но прошу воспринимать это не более, чем label, условное, фигуральное выражение. Никакой отрицательной оценки я в него не вкладываю, а использую лишь для того, чтоб подчеркнуть наше отличие - мы разные, никто не лучше, никто не хуже. 

Комментировать у меня в ЖЖ