От Чёрного моря до Эгейского. Birthweek-2016.

Каждую осень, в канун своего дня рождения, я стараюсь исчезнуть из поля зрения, устраиваю велопутешествие под названием «Рождество романыЧа». Не люблю я дни рожденья - для меня это один ликов Мира Бабла - обязательные подарки. В соцсетях напоминалки о днях рождения невозможно отключить, так я дважды в год переставляю дату. В этот раз я решил проехаться на своём зелёном Шульце от моря до моря. Прилететь на самолёте в Бургас, искупаться в Чёрном море, а затем прокатиться через Родопские горы в Грецию, чтобы помыть шлёпки в море Эгейском. Так оно и вышло, туда-сюда я успел смотаться за 8 дней, а оставшиеся до обратного вылета дня проболтался на Черноморском побережье.

 1

Бургас

Прилетел я в Бургас поздно вечером, собрал велосипед и под чуть моросящим дождичком отправился спать на окраину городского пляжа - дело в том, что аэропорт находится на окраине прибрежного посёлка Сарафово. На следующий день началось собственно путешествие.

Из Сарафово в Бургас идёт отличная велодорожка. Сначала она немного каменистая, но затем -  ну просто восхитительная. Там, в частности, есть не только фонтанчик с водой, но и... компрессор для подкачки шин. По велодорожке катается множество народу, что меня очень обрадовало - так это их внешний вид. Там вообще нет «америкоидов»: никакой велоформы, люди неспешно ездят в обычной одежде. Приятный контраст по сравнению с Петербургом или Финляндией.

 3

Проезд сквозь Бургас - нехитрый. Приморская велодорожка оканчивается в городском парке, затем можно проехать через центр города по пешеходной улице Алеко Богориди, потом будет Центральный рынок, возле которого магазинчик пряностей и приправ, а также полуподвальчик с разливными винами. Вскоре начинается велодорожка, которая так и выводит из Бургаса, заканчивается она в микрорайоне Меден Рудник. Затем пошла самая неприятная часть всего моего маршрута - дорога до города Средец, это около 30 км. Трасса довольно напряжённая, ездят фуры. Водители болгарские особой учтивостью не отличаются, но и жлобства явного на дороге нету. Похожи на своих российских собратьев суетливостью, но в заметно меньшей степени.

Странджа

После Средца трафик заметно падает, начинается нацпарк Странджа. По обратной дороге заночевал там, так под утро проснулся от завывания большой стаи шакалов. Видом их я не видывал, но остаток ночи спалось немного неуютно.

Возле поворота на Голямо Крушево прямо на трассе стоит лавка, в ней дядька продаёт ракию. Я остановился, стал прицениваться. Поллитровая бутылка стоит 5 левов (2 лв=1 евро). Решил было купить, и тут дядька с гордостью показал мне висящий у него на стене портрет усатого Сталина. Я сказал «Спасибо!» и тут же уехал. У меня выработано отношения к любителям такого рода символики: не пускаюсь ни в какие беседы (да и какое право я имею судить?), просто свожу общение до минимума.

Болярово - симпатичный продмаг, поговорил с охотником из Бургаса. Разительный контраст между сонными жителями глубинки и энергичным обитателем крупного города. Беседовали мы по-английски, я спросил, для чего он охотится - просто инджоит, или чтоб вкусное что-нибудь подстрелить, на что охотник философски ответил: «Now everyone wants to kill everyone

 32

Я остановился в поле сразу после нацпарка. Ночью спалось неплохо, но уже ближе к утру неподалёку бродил шакал и противно завывал, я вылез и попытался урезонить его, используя богатство русской лексики, но не помогло, так он и бродил где-то неподалёку.

Наутро я проехал Елхово - городок как городок, ничего такого, разве что находится в области Хасково - так называются мои любимые болгарские сигареты. Отправляюсь дальше, вдоль речки Тунджа. Дорога идёт вдоль самой речки, местами есть спуски, я останавливался окунуться.

Еду дальше. Городок Устрем. Большой цыганский посёлок, жизнь кипит, но вокруг - феерический срач, коровы разгуливают среди мусора. Дальше совсем запустение. Когда-то большие деревни стоят почти обезлюдевшие.

 34

Свиленград - царство трезвости. В продаже только пиво, вина не сыщешь - ну что это за Болгария!

 Эврос

Граница. И вот я в Греции, в её самом западном номосе - Эвросе. Широкая дорога, трафик невелик, едется нормально. Строительство этой дороги на три четверти финансируется ЕСом. Поехал дальше и кинулся возле деревушки Крио. Однако спалось хорошо и холодно не было. До моря оставалось 140 км.

 Наутро проснулся и вперёд. Речка Ардос (болгарская Арда). Оригинальный мост. По счастью. вода была невысокая, но бывало и иначе. 

3

Далее на много километров простираются хлопковые поля. Это что-то новое для Греции - раньше хлопководство там не было до такой степени развито.

 9

В маленьких греческих городках выручали магазины «Протон», цены в них ниже, чем в ЛИДЛе, и некоторые открыты в воскресенье!

 46

Трасса широкая, удобная, много где рядом проходит техническая дорога. Строительство её на 75% профинансировано ЕС (пару лет назад был я на конференции по науке своей в Афинах, так один местный товарищ рассказывал, что откаты при строительстве были просто феерические). Трасса проходит местами совсем по краешку границы с Турцией. Одну из ночей я повёл на военном стрельбище неполалёку от границы, так утром меня разбудили запевы муэдзина из близлежащей турецкой деревни.

 И вот, наконец, Эгейское море! Квакушки. Мелкое, болотистое, неподалёку дельта реки Эврос. Квакушки квакают, стада овец бродят. На много сотен метров глубина по щиколотку, поэтому. следую советам некоторых государственных деятелей, ограничился тем, что помыл шлёпки.

 9

Техническое

 
Ехал я на обычном своём зелёном складном велосипеде Shulz Eas
y, у меня давнее сотрудничество с компанией Shulz. Велосипед в штатной комплектации, единственное, что я сделал, так это заменил задний багажник на большой чёрный из Билтемы. Спереди у меня висит технический рюкзак, чтоб не перегружать руль, он опирается на раму. Ещё спереди подвешена сумка Leroy Merlin, она играет примерно ту же роль, что «бардачок» у автомобилистов.

 44

Сзади к багажнику у меня приторочен «рулет» - свёрнутый ПС, а в нём палатка. Поверх рулета наброшен рюкзак-штаны, тоже из Билтемы. Велотуристы увеличенную нагрузку руля и повышенный центр тяжести воспринимают как проблему, мне же так, напротив, удобнее. Подставки у меня нету - сломалась, в путешествиях я заменяю её подобранной клюкой, которую затем выбрасываю.

 4

Одежда у меня обычная, а обувь - только шлёпки, в них я езжу в любую летне-осеннюю погоду и по любым дорогам (в том числе и по горным тропам). 

4

Палатка у меня обычная однослойная, лёгонькая. Покупаю я такие палатки осенью совсем задёшево, но вот дрёкла (то, что туристы называют «дугами») у меня отдельно куплены - алюминиевые, они легче и прочнее, пережили уж не одну палатку. Тент мне не нужен, какой-то «конденсат», о котором любят судачить туристы, у меня не выделяется, а в случае дождя наброшу полиэтиленчик или найду укрытие.

 Еда в этот раз, поскольку ездил я один, была скромной. С вечера замачивал себе что-нибудь бобовое, утром варил похлёбочку с натуральной колбасой или белым «сирене», вечером чай с бутербродиком. Днём - перекус: сыр, хлеб с оливковым маслом и вино или пиво. За 12 дней уел полтора литра оливкового масла, пуд вина и полпуда пива: жидкое топливо – вещь эффективная.

 

Завершение поездки. Бургасский Тартар.

 Мне повезло с погодой. Дождь был только в последнюю ночь, но я удачно спрятался под навесом закрытого на зиму кафе на пляже. В аэропорту меня ждало небольшое приключение. Расскажу о нём чуть подробнее.

Немного предыстории. Сизиф в бытность свою коринфским царём слыл редкостным прохиндеем. Своими проделками он конкретно прогневал богов, и те отравили его в Тартар, где ему было поручено без конца вкатывать камень в гору, камень уже в самом верху срывался, он вкатывал снова, и так далее. Тем не менее, даже во время этих принудительных работ Сизиф умудрился свалить, но боги его настигли и приставили в качестве супервайзера Персефону - соправительницу Аида, которая на корню пресекала Сизифовы выходки. Хоть и поделом, да тяжело ему пришлось.

 2

Ну, а теперь собственно история. Заканчивается Рождество романыЧа 2016 в аэропорту Бургас. Запаковываю вещи, разбираю велосипед, складываю его в сумку как багаж, взвешиваю на свободных весах - выходит аж 23 кг. Начинается  регистрация на мой рейс, очередь небольшая, общая к трём стойкам, сидят за ними барышни-регистраторши. За первой - брюнетка, за второй - рыжая, за третьей - блондинка. Я, конечно, хочу попасть к средней стойке, но очередь неумолимо выносит меня к третьей. Мило улыбаюсь, ставлю свой багаж чуть оперев его к стеночке. Номер не проходит, барышня поправляет его и говорит, что 23 кг - это много, не годится. Вздыхаю, отхожу на скамеечки, времени ещё достаточно. Ещё раз перетряхиваю содержимое, там у меня литр Механджийского, половину выпиваю, другую половину выливаю в бутылочку и кладу в рюкзачок - допью перед секьюрити.

 Второй подход. Снова выкладываю сумку на весы, даже не пытаюсь прислонить, Персефона внимательно наблюдает за весом и злорадно заявляет, что вес слишком большой. Отхожу. Достаю из сумки ещё и пластиковую бутылочку с ракией, отхлёбываю и обречённо кладу в ручную кладь. Заодно наполовину опорожняю оставшееся Механджийское. Надеваю флиску, несмотря на то, что температура 25 градусов.

 Третий подход. Выкладываю сумку на весы. 21 кг с чем-то. Персефона колеблется, но тут появляется Цербер - супервайзер рейса, полненькая брюнеточка.

 
«У вас перевес на 1 кг, давайте платите 50 евро!»

«Нет, не надо, я сейчас кое-что выкину, и вес будет меньше.»

«Ах, выкинете?! Ну так давайте прямо сейчас!» - поднимает из-за стойки и подаёт мне пластмассовое мусорное ведро.

Еле упросив Цербера не спешить, отправляюсь на скамеечки, снова перетряхиваю всё, надеваю ещё пару одёжек.

Четвёртый подход. Возвращаюсь к Персефоне. Церберу делать нечего, она тусуется неподалёку. Взвешиваю: «Бинго! 20,8 кг!» Тут Цербер подходит и с гнусной ухмылкой предлагает мне взвесить ещё и ручную кладь. Там оказывается 12 кг, при норме 10 кг. Я начинаю утверждать, что там еда, до рейса почти два часа, я её съем. Цербер не хочет верить. Снова ухожу. Допиваю Механджийское. Отпиваю ещё немного ракии (а она крепкая, надо заметить). Распихиваю по карманам какую-то еду.

 Пятый подход. Возвращаюсь к Персефоне. Цербер стоит чуть подальше, но глазом косит в мою сторону. На лице моём печать страдания и отчаяния. Персефона, глянув на отвернувшегося Цербера, заявляет: «Now it’s ОК!». Сдаю багаж. Bingo!

Комментировать в моём ЖЖ

На главную страницу романыЧа