Волшебный дядька Сорок Четыре и Живой Велосипед

Сказка.

Ты ведь, знаешь, что такое 44. Это - число. Но вот и необязательно, иногда, правда, очень редко, это может быть и именем. Я как раз и хочу тебе рассказать про волшебного дядьку по имени Сорок Четыре. И про его Живой велосипед. Вообще, странное какое-то имя.. Но ведь и дядька-то волшебный!

Когда-то он был маленьким мальчиком, и звали его коротким именем, просто Ч, а мама называла его Чка. Но, в отличие от других мальчиков, он сам себя выродил и сам себя воспитал. Его мама так и говорила: ""Если тебя послушать, Чка, то получается, что ты сам себя выродил и воспитал сам!" Ну, а раз мама говорила, значит так оно и было. А потом он вырос, и его стали уже называть ЧЧ. Ничего удивительного - ведь тебя сейчас только по имени зовут, а вот когда вырастешь, будешь большой, наверное усатый и бородатый, и будут тебя по имени-отчеству, длинно так, называть.

Однажды пошёл дядька ЧЧ в Документарий - это такое место, где сидят бестолковые тётки, спрашивают у всех, как их зовут, а потом записывают в документы. И вот одна бестолковая тётка вместо ЧЧ взяла и написала в документе 44. Но ему это только помогло. Потому что Сорок Четыре - это не только имя, но и число, а числами на Луну легче воздействовать, чем буквами. Но это уже другая история.

Потом Сорок Четыре стал ещё старше и у него появились волшебные дети. Волшебные - потому что обычно папа детей учит чему-нибудь, а тут наоборот. Они стали сразу и воспитывать его, и учить. Например, научили вдыхать жизнь в некоторые вещи, и ещё много чему.

ЧЧ много путешествовал. По Окситании и Аквитании, по Астурии и Бургундии, по Шопии и Трансильвании, по Фессалии и Апулии и много ещё где. Путешествовал один, но всё чаще и чаще брал с собой велосипед.

И вот как-то раз отправился он в далёкое путешествие. Ехал целую неделю, и всё время что-то случалось с его велосипедиком - то педаль отвалится, то тормоз сломается, то ещё чего. И стал 44 размышлять: ""Вот почему, если человек едет на лошади, то у неё ноги или, скажем, хвост, сами не отваливаются? Потому, что она живая. А велосипед - нет!" Другой бы так просто подумал, и всё, но Сорок Четыре решил размышлять дальше. ""А почему велосипед у меня не живой? Потому, что это вещь. И никто не может сделать её живой!" Другой бы так, может, тоже и подумал бы, и всё, но 44 решил думать дальше. ""А вспомню-ка я, чему меня волшебные дети учили! Они ведь научили меня вдыхать жизнь в некоторые вещи. Но, правда, в маленькие вещи, а велосипед - большой!" Но и на этом Сорок Четыре не остановился. "Но ведь и я большой! Надо попробовать. Но как?!" А вообще-то он знал, как. Ему должны были помочь Гении. Но про Гениев, это тоже другая история, хоть ты их и знаешь, но я ещё могу кое-что рассказать.

И вот продолжает он своё путешествие - всё дальше и дальше едет, остановился переночевать в кустах на берегу быстрой речки Струмицы. А в долине этой речки очень яркие Гении живут, они даже помогают людям стихи сочинять - не всем, конечно, только поэтам, поэты их слышат. Но Сорок Четыре умел всех Гениев слышать, не только тех, которые поэтам помогают. И вот вечером стал он, как обычно, беседовать с ними в темноте. И решился попросить их: ""Оживите велосипедик мой!" А те ему и говорят: ""Нет уж, давай сам! Вспомни, чему тебя волшебные дети учили! Что надо сначала сделать, забыл, что ли? Дай ему имя! Но его имя надо услышать, может он сам тебе и подскажет…" Тут-то Сорок Четыре и понял всё: ""Да, да! Надо просто внимательно послушать!"

Вообще-то сам дядька не только на всех языках умел разговаривать, но ещё и не-звуки слышать мог. И точно, прислушивается, а велосипед-то, оказывается, давно ожил и имя своё ему нашёптывает. Только не языком говорит, а торсионные поля модулирует, вот! Ты, наверное, не знаешь, что это такое, но и не важно. Главное - уметь услышать!

Вот так и появился Живой Велосипед. А имя его ты и сам знаешь! А теперь пора внимательно спать - вдруг что-нибудь интересное приснится….

© Romanycz stories, November 2002


2002  |  2001  |  2000  |  Туринский цикл  |  Брюссельский цикл  |  Гостевая книга  |