Оглавление   |  Карта сайта  |




...И С О П Р О В О Ж Д А Ю Щ И Е

Так вот, мои юные друзья: когда-то я был добрым гражданином среднего класса, пусть даже нижнесреднего. Тогда казалось, что дела понемножку начинают налаживаться, многие чудаки даже тратили деньги не на то, чтобы запастись тушенкой и крупой на остаток жизни, -- то есть хотя бы до конца ХХ века, -- и не на то, чтобы скопить каких-то жалких 30 тысяч, необходимых для покупки вида на жительство и квартиры, скажем, в Венгрии... а на такие странные занятия, как туризм и отдых. Туризм -- это когда люди могли за сравнительно скромные по тем временам деньги посмотреть, что в мире есть интересного и как живут люди, которые намерены просто жить, а не строить коммунизм или играть в политику.

И вот я решил съездить в Хорватию. Причины тому были следующие: я прочел об этой стране интересную статью в журнале, затем почитал справочники и убедился, что там есть что посмотреть; затем, оказалось, что из Хорватии нетрудно съездить на денек в Венецию; наконец, сестра давно хотела съездить к морю, а в Хорватии -- самое чистое море Европы. Ах да, еще мне сказали, что якобы в Хорватию пока ездит мало наших соотечественников, а после Чехии этой зимой -- когда русская речь слышалась чаще чешской, -- это выглядело большим плюсом.

Все это привело к тому, что вместо покупки теплых вещей на зиму (а гардероб давно пора было обновлять) я отправился в тщательно выбранное турагентство. Точнее, выбрал я агентство по удобству местоположения, а тщательно выбран был туроператор -- ''Асцент Трэвел''. Эта фирма оказалась крупнейшим специалистом по Хорватии, условия были вполне приемлемые, кроме того, они сделали подробный каталог гостиниц, и я смог выбрать то, что мне больше всего подходило... откровенно говоря, я выбрал если не самую дешевую гостиницу в нем, то одну из самых дешевых. В городе Пула, и гостиница тоже называлась "Пула". В последний момент к нам присоединилась Соня Лукьяненко. Так как мест в гостиницах уже не было, ей пришлось подселяться третьей в наш номер. Ваучер выписали ''на 3 лица: Вязников П. + сопровождающие'' =)

И вот в субботу 15-го августа утром мы прибыли во Внуково. Более уродского аэропорта у нас нет, если только не считать Быково. Проход на регистрацию на международные рейсы -- сквозь узенькую дверку, а перед ней стоит чудовищная толпа, как в автобусе в часы пик, только с чемоданами и баулами. Потому что в дверку запускают только с началом регистрации на свой рейс, по билету, но народ старался стоять у самой двери -- чтобы быть первыми на свою регистрацию. Затем огромные хвосты выстраивались сперва к стойке таможни, паспортному контролю, а потом еще более огромная очередь -- к единственному пункту контроля безопасности. Перед нами встала женщина в восточном черном платье с ребенком -- собственно, она подошла позже нас, но встала впереди. Ладно, в конце концов -- с ребенком... И тут оказалось, что она представляет целую семью. Или, может, клан. Это была целая толпа, человек тридцать, каких-то арабов. Время поджимало. Вдобавок без очереди шли пассажиры, опаздывавшие на рейс в Малагу -- почему-то во внуковском произношении она превратилась в мАлагу. Но и пройдя контроль безопасности мы выяснили, что предстоит еще одна очередь -- на регистрацию! Точнее, не очередь, а толпа. Народ столпился в ''накопителе'', потом пришла представительница авиакомпании и стала выдавать посадочные талоны. Произошла, естественно, давка... но это не все еще -- талоны оказались без мест! Это для наших-то! В результате наиболее крепкие мужики ворвались в ''тушку'' первыми и расселись в основном по одному -- у иллюминаторов. После чего оказалось, что те, кто летит по двое или по трое, не могут сесть рядом. Вышло разбирательство с пересаживаниями и руганью. Чума...

Полет, впрочем, проходил нормально. Курить не разрешали, и дышалось нормально. Кормили вполне прилично. Над Будапештом и Балатоном было совершенно безоблачно, и я с некоторой ностальгией смотрел на огромное серо-голубое озеро, думая -- а не лучше ли было мне опять поехать в Венгрию, благо страна эта, как я уже рассказывал, оказалась замечательная... Потом пошло море. Красиво! Яхты, кораблики. За каждым белый след тянется. Островки. Это уже Хорватия; у ее побережья -- более 2000 островов и островков, причем из них около 90% -- необитаемые... Даже сверху видно, какая чистая и прозрачная вода.

Прилетели. Еще час провели в очереди на паспортный контроль. По непонятной причине воздух кондиционирован только в зале вылета, а прибывающие пребывают в атмосфере сауны. Вероятно, предполагалось, что в зале прилета никто не задерживается -- махнул паспортом и вперед. Не вышло. Но в конце концов мы вырвались на оперативный простор, готовые на нем запировать. В автобусе девушка с невероятными мукам и натугой рассказывала о том, где мы едем и вообще что это за страна -- так примерно двоечница у доски вымучивает ответ, по капле выдавливая из себя... Отель оказался сносным, хотя кондиционирования не было и тут. Что удивительно, жарким днем в номере было вполне сносно, даже почти прохладно, но ночью духота царила невыносимая. Девушки мои, ''сопровождающие лица'', спали на балконе, как и почти все постояльцы отеля, я же маялся в комнате, как в душегубке. Не спасало ни открытое окно, ни открытая дверь в коридор -- сквозняка, хоть убей, не получалось, воздух был абсолютно недвижим.

Впрочем, до ночи было еще очень далеко, и мы отправились в город -- узнать, какие экскурсии можно купить в местных турагентствах, посмотреть город и перекусить. Но вот закавыка: обменный пункт в гостинице был закрыт, следовательно, у нас не было ни одной куны и даже ни одной липы (в куне сто лип, а одна куна была тогда точнехонько равна российскому рублю -- 6,2 кун за доллар). Поэтому в центр пришлось идти пешком. По жаре и духоте. Магазины были почти все закрыты по случаю праздника Великой Госпы -- Успения. Но даже в открытых мы не могли купить чего-либо для утоления все возраставшей жажды, так как ни одна лавка не принимала ни долларов, ни карточки ''Виза'' (Соня купила такую карточку, так как опыт поездки в Чехию показал, что это очень удобно и к тому же повышает воробезопасность). Но в Хорватии, оказалось, почти невозможно расплачиваться ''Визой'' -- тут в почете ''Американ Экспресс'', а ''Визу'' даже обналичить в банкомате нельзя, только в банке, с изрядной очередью... но и банки были закрыты тоже. И мы, солнцем палимы, плелись по улочкам с двойными табличками -- на хорватском и итальянском -- с тоской глядя на полицейских, потягивающих что-то пенистое из высоких стаканов под зонтиками уличного кафе, на витрины с рекламой соков и колы, наконец, на щенка, лакающего воду из фонтанчика... Густо пахло фенхелем, которым тут заросли все обочины. И можжевельником. Трещали цикады и горлицы, как насмотревшиеся голливудских фильмов детишки, вскрикивали ''О-о!..'' -- междометие, которое в этих фильмах применяется в значении ''Ой-ей-ей...''. Наконец, нашли в центре единственный в городе работающий камбиомат (машину для обмена долларов, марок, фунтов и лир на куны). Только тот, кто три часа мечтал о холодном пиве, причем видя его, но не имея возможности купить (причем имея в кармане деньги, но не имея возможности ими воспользоваться) поймет наслаждение, какое испытываешь, купив сразу две запотевших, ледяных бутылки ''Униона'' и усевшись под пестрым зонтиком кафешки у рынка.

Посмотрели предлагаемые туры -- всюду одинаковые и по одинаковым ценам, -- вернулись в гостиницу, где встретились со ''своим'' турагентом и заодно -- со ''своей'' группой соотечественников. Которых, кстати, оказалось очень много. Народ в Хорватию просто ломанулся! Соотечественники не очень вдохновили. Руссо туристо, облико совсем аморале. Пальцы веером. Уже сильно на взводе. Так что мы покупали экскурсии так, чтобы не совпасть с наиболее выдающимися личностями. Особо выделялся один лысый, которого мы потом все время звали между собой Капризный Ребенок или Лысый Ребенок -- этот тип вел себя как избалованный, вредный и невоспитанный мальчишка лет шести. Купив экскурсии, сходили на ужин -- ''ресторан'' оказался, по сервису и кухне, скорее столовкой. Искупались. Берега тут в основном скалистые, пляж вырублен в виде амфитеатра и засыпан галькой, босиком не очень-то походишь. А у скал, где вроде бы можно зайти в воду по каменным плитам, ступенями уходящим в море, живет тьма-тьмущая морских ежей. Ежики очень больно колются, оставляя под кожей обломанные известковые концы иголок. Искупались, выпили по пиву в маленькой лавочке над пляжем, и пошли спать. Вот только спать было жарко, душно, а кроме того, в километре от нас -- где скучковалась бОльшая часть гостиниц Пулы -- как раз начался 48-часовой нон-стоп рэйв-фестиваль с лазерами, прожекторами и невыносимо громким ''тынц-тынц-тынц''. Причем только притерпишься к ритму этого тынцтынца и начнешь задремывать, как ритм меняется -- просыпаешься. Цикады испуганно молчали, мы злобно ругались. Ко всему прочему, выяснилось, что я очень громко храплю, даже на балконе Катя с Соней то и дело вздрагивали от моих взревываний (в моменты, когда я забывался сном, они просыпались). По небу метались разноцветные лучи. Тынц-тынц-тынцтынцтынц. Всех ненавижу.

Всю ночь мы мечтали о самонаводящихся ракетах. С акустическим наведением -- на источник максимального шума. Встали, перекусили и рванули на пляж. С чисто детским восторгом наблюдали мы сквозь неправдоподобно прозрачную воду (на шести метрах каждый камушек на дне виден!) всякую морскую жизнь. Тут, конечно, не Большой Барьерный Риф с кораллами и пестрыми рыбками. Вместо кораллов -- галька и бурые водоросли, напоминающие по виду старые мочалки для посуды или, скажем, скрученные клубками капроновые чулки. Кроме того, имеют место крабы, вышеупомянутые морские ежи, рыбы (но не пестрые, а довольно обыкновенные, вроде скумбрии и бычков), морские животные в виде костяных шаров, тоже родственники ежам, и редкие морские звезды. Мы долго любовались одной такой, ярко-красной, а потом, заметив, что мы что-то разглядываем, приплыл мужик (соотечественник, конечно!) в маске, выловил звезду -- и вскоре она уже сушилась у него на балконе. А жаль. Затем я укололся об ежа, вытащил колючки и отправился покупать билеты на ''деревенскую вечеринку'' -- такая экскурсия. Обещана вечеринка в настоящем сельском доме, с домашним вином, сыром, мясом, птицей, рыбой, салатом и деревенскими пирогами, а также с фольклорными танцами и песнями. Надо же отведать хорватской кухни, о которой путеводитель говорит -- ''вобрала в себя все лучшее из итальянской, славянской (?), австро-венгерской кухни...'' И опять же фольклор.

Автобуса долго не было -- так что я заглянул в соседнюю лавочку, где продавали ''точеное'' (то есть разливное) пиво. И тут же подошел автобус. Вот черт. Следующего пришлось ждать еще в течение целых двух кружек. Билет в автобус, если покупать заранее, стоит 4 куны, а у водителя - - целых 10 кун. По нашим меркам -- очень уж дорого... Ладно. Купил этот тур, за кружкой пива дождался Катю и Соню, и мы полезли в археологическую гору. Там полно руин -- римляне еще строили -- и всяких горшков-черепков, вынутых из земли и расставленных возле археологического музея. Выше руин стоит ''цитадель'' -- довольно скромная крепостица, в архитектурном смысле совершенно никакая, зато в ней имеется замечательная коллекция охотничьих ружей. Особо поразило ружье с двухметровым стволом -- и как же это из такой дуры стреляли? Разве что двое слуг держали ствол, а барин целился... Но в какую подвижную мишень можно попасть таким способом?.. Разве что еще двое слуг держали зверя... Еще замечательное 7-ствольное охотничье кремневое ружье. Как пулемет для Шварценеггера (в кино про Хищника, например). С крепостной башни просматривается весь город, с портом, церквями, храмом Августа и римским колизеем. Опять цикады, опять горлицы с их ''О-о!'' и фенхель с можжевельником.

Пошли к амфитеатру (колизею), но по пути задержались у сувенирных лотков. То есть это девушки задержались -- а я ждал их в сторонке, у ларька с пивом. В самом амфитеатре сохранились только стены и подвал. Всякие там скамьи давным-давно вывезли вороватые венецианские купцы. Зачем вот только они им нужны были?.. Вместо старинных мраморных скамей теперь стоят пластиковые стулья и дощатая эстрада -- тут устраивают концерты, например, накануне пел Хосе Каррерас. В подвале размещен музей виноделия и маслоделия. Насладившись видом древних прессов и амфор, пошли пообедать в ''настоящую хорватскую таверну''. Она, оказывается, размещается совсем рядом с нашей гостиницей. На первом этаже обычного жилого дома -- жильцы проходят прямо между столиков. Сами столики и стулья попали сюда явно со свалки, небрежно, не до конца, очищены от старой краски и затем отлакированы. Некий стиль в этом есть... Подали знаменитую хорватскую еду. Во-первых, многовосхваляемый пршют -- вяленая ветчина с большой выдержкой (она как коньяк, чем старше, тем дороже). Ничего, но в общем -- окорок как окорок, слегка с душком. Затем последовал... густой перловый суп с овощами (НЕНАВИЖУ перловку), салат, столь обильно политый уксусом, что вкуса салата разобрать было нельзя -- только вкус едкого уксуса, затем довольно вкусные печеные то ли креветки с клешнями, то ли отощавшие раки... Ну, и там вина взяли, конечно. И еще немного фигового бренди (в смысле -- из фиги, то есть инжира). Честно сказать, еда была в основном довольно дрянная. А официант еще все время приставал -- ''Добре? Добре?'' -- издевался, что ли?

Между прочим, у хорватов есть стойкое убеждение в том, что все русские прекрасно понимают по-хорватски. Не знаю. Я понимал только написанное (и то не всегда, и только самый общий смысл, и не всегда правильно), а разговорную речь -- только если очень медленно.

Храп

Рано утром раздался звонок -- уходит автобус в Венецию! Но это была ошибка: мы ехали не в понедельник, а в четверг, так что можно было поспать еще немного. Первые полдня у нас были посвящены пляжу. Взяли напрокат морской велосипед -- гораздо удобнее простого водного, -- взяли с собой сухой паек вместо ужина (ужинать мы собирались на ''деревенской вечеринке'') и устремились в открытое море. Там мы стали купаться, и тут же выяснилось, что я не могу взобраться обратно на велосипед. Для меня нижняя ступенька слишком высока. И борта у него высоко над водой. Так что весь следующий час девушки крутили педали, а я двигался на буксире. Там я и перекусывал, когда мы открыли наши пакеты. Очень интересное ощущение -- есть паштет с хлебом, йогурт и помидоры по уши в воде... Помидор я еще испытывал на плавучесть, Я пытался утолкать его поглубже под воду, так как вспомнил о том, что при погружении помидор должен менять красный цвет на лиловый из-за того, что красная часть спектра якобы задерживается водой. А может, я все напутал. В любом случае, помидор оставался красным и упорно всплывал.

Потом погуляли по городу, а вечером поехали на пресловутую деревенскую вечеринку. Увы, мы были обмануты в лучших чувствах. Да, это была деревня, дом, явно существовавший только за счет таких вечеринок. Работает семейный подряд: дедушка продает домашние настойки на разных травках и фруктах -- традиционные хорватские напитки на можжевельнике (причем в бутылку как-то вставлена можжевелового же дерева лесенка впятеро шире горлышка), на алыче, вишне, сливе, груше (самая вкусная), девяти травах, дыне и даже на любимом фрукте россиян -- банане. Старик разговорился с нами, объяснял, что из чего сделано, а также предсказал скорый дождь (дождь так и не пошел -- до следующего вечера). Бабушка и мама стряпают, дочка подает. На дочке было народное платье с прорезными рукавами -- руки торчат из прорезей, а сами рукава (метра по полтора каждый) завязаны узлом на спине. Внук на подхвате. Отец где-то тоже на кухне. Но с национальной кухней опять вышел облом. Опять перловый суп, макароны с капелькой мясного соуса (мяса нет, только волоконца), пересушенный кусок курицы, сыр зажали, опять салат из уксуса, вместо пирогов -- по 2 крохотулечных, со среднюю сливу, пончика. Вина -- сколько выпьешь, но вино явно было то, которое не удалось продать на базаре -- а туристам сойдет, уплочено. ''Фольклорные танцы и песни'' свелись к старику-аккордеонисту, игравшему итальянские и немецкие песни (так как группа состояла в основном из немцев и итальянцев). Все это безобразие было скрашено затеей мальчика, который принес рыбью голову и нацепил ее на ветку розового куста. Я думал -- он так насекомых для опыления подманивает, а оказалось -- это для кошки. Пришел котяра, долго стонал, вдыхая аромат подтухшей рыбы, наконец не выдержал и полез. Прямо по колючему стеблю розы. Йог. Никогда не думал, что кошка может вскарабкаться по не очень толстому (с мизинец) стеблю, притом гибкому и усеянному шипами!.. Это было самое сильное впечатление вечера.

На следующий -- третий -- день у нас была намечена экскурсия на острова Бриони. Искупавшись, мы направились в город Фазана, откуда ходят катера на эти заповедные острова. Чего только не рассказывали про них путеводители! Там находятся римские и византийские руины, сафари-парк, музеи, прекрасные пляжи, и вообще рай на земле. До Фазаны мы ехали на такси, так как не разобрались, откуда идет автобус, а времени до катера (нам сказали, что рейсов не так много) оставалось мало. Это не очень дорого -- 70 кун, то есть 70 докризисных рублей. Зато экскурсия на Бриони стоила дорого. Мы хотели купить только билеты на остров, чтобы там ходить самостоятельно, не спеша -- искупаться, посмотреть руины и зверей, может быть, посидеть в ресторане гостиницы, построенной еще в конце прошлого века для аристократов Австро-Венгрии (гостиница гордилась такими новшествами, как электрическое освещение -- кажется, впервые в Далмации, -- и ванны с горячей, холодной и морской водой в номерах). Увы, на острова можно попасть только с экскурсией. Есть еще катер гостиницы, но он возит только постояльцев гостиницы... Наш катерок был набит до отказа, как автобус в часы пик. На пристани сообщили правила: передвигаться только с группой, по обозначенным маршрутам. Не отставать. Не купаться (на островах разрешено купаться только постояльцам отеля и жильцам правительственных вилл). Не подходить к отелю. Шаг влево, шаг вправо -- попытка к бегству, прыжок -- попытка улететь... На пристани стояло два катера, один из них -- из Пулы. То есть зря мы тащились в Фазану, оказывается, и из Пулы доехать можно было... А еще там стояла яхта. Туристская. Под итальянским флагом. Несколько человек спали в гамаках, подвешенных между грот-мачтой и низенькой надстройкой (собственно, она -- это только крыша со световыми люками). Вот интересный отдых!

А нас рассадили по вагончикам автопоезда -- там было ужасно тесно и жарко, -- и повезли по острову. Ну, если говорить честно, то ничего особенного в природе Большого Бриони нет. Крым, пожалуй, напоминает. Причем довольно сухо, даром что остров. Сафари-парк -- небольшой, но там есть буйволы, антилопы нильгау, зебры, косули, еще какие-то звери. Всякую экзотическую фауну сюда навезли тоже во времена Австро-Венгрии, а при Тито добавили антилоп нильгау -- потому что у этих симпатичных козочек замечательно пользительное диетическое мясо. Руины храма Венеры очень романтичны -- амфитеатром уходящие в море мраморные ступени и полторы одиноко стоящих колонны. Но, к сожалению, там нас не выпустили из поезда, так что ни побродить по щиколотку в воде по этим ступеням, ни снять колонны не получилось. Показали оливковое дерево, которому 1600 лет. Из руин продемонстрировали византийские стены и фундаменты дворца. К этому моменту мы совершенно испеклись в вагончиках и почти не реагировали на всю эту археологию. Хотелось пить. И еще кое-чего. С последним повезло -- после руин отвезли в музей Тито, совмещенный с зоологическим. Точнее, зоологическо-охотничьим -- там были выставлены диорамы, изображающие животных разных частей Хорватии, то есть Истрии, Центральной Далмации и далматинского побережья и Южной Далмации. А также рога, шкуры и головы зверей, героически убитых маршалом Тито, большим любителем охоты. Знаем мы эти барские охоты... А после музея отвели к ресторану. Ресторан!.. В меню были только сэндвичи из огромной булки с крохотным листиком салата, тончайшим лепестком сыра и ломтиком ветчины -- таким тонким, словно окорок нарезали микротомом для микроскопического исследования. Кроме того, в меню была кока-кола и пиво. Всё. Даже каких-нибудь чипсов или орешков не было, так что мы заменили обед водой и пивом -- сэндвичи эти мы запрезирали с самого начала. А в ресторан при гостинице, согласно путеводителю ''пользующийся заслуженной славой'', допускаются только постояльцы гостиницы... Короче говоря, после этого, с позволения сказать, перерыва на обед предполагалась еще экскурсия к руинам чего-то там такого, но мы решили плюнуть и возвращаться на Большую Землю. Благо как раз уходил катер. Так что в Фазану мы вернулись раньше, чем предполагалось, -- правда, потом минут сорок проторчали на остановке автобуса... Но это время мы провели с пользой -- изучали поведение муравьев. Подсовывали им здоровенные хвоинки и палочки и наблюдали, как мураши пытаются затащить их к себе в нору. Что удивительно, они с этим справлялись, а ведь это как нам телеграфный столб в автобус впихивать...

В Пуле мы до темноты гуляли по историческому району, смотрели в витрины магазинов, фотографировали живописные узенькие улочки -- дома увиты плющом, по черепичным крышам (а кажется, что они красные из-за того, что раскалены на солнце) слоняются одуревшие от жары кошки, в переулках на натянутых между окнами веревках висят всякие цветные тряпки, пацаны продают ракушки и засушенных и покрытых лаком морских звезд, что характерно -- на облупившихся стенах ни одного рисунка или надписи, только время от времени встречаются некрологи -- тут принято вывешивать сообщения о смертях в приходе; -- ели печеных мидий, дошли до храма Августа... Так и день прошел. Искупались около полуночи -- на море было небольшое волнение, и кроме нас, никто не купался. Вода мутная, выходить из нее по катающимся в прибое волнам очень тяжело, хотя мы купались в тапочках... На берегу сидел народ и смотрел, как мы кувыркаемся в волнах. Одна компания уселась в кружок вокруг здоровенного чана сангрии -- не из бутылок, они ее сами тут же сготовили, накрошив в вино апельсины, лимоны, еще какие-то фрукты, добавив еще чего-то. Они зажгли свечки в скляночках и агарбатти (курительные свечки) и, по-моему, покуривали косячки.

Вскоре пошел дождик. Сельский пророк не обманул, хотя в сроках ошибся на сутки. Я спал на балконе, так как девушки побоялись намокнуть. Я не намок.

Глухой ночью позвонила Саня Болкович -- представитель турфирмы -- и ''обрадовала'' сообщением о том, что экскурсия в Липице-Постойна (пещеры в Словении) отменена из-за того, что не собрали достаточно желающих. Она, оказывается, оставляла записку на рисепшене, но нам ее забыли передать. Но она позвонила узнать, передали или нет, потом позвонила нам, потом отменила заказанный нами сухой паек и восстановила нормальные завтрак и ужин... Утром, сказала, приедет -- вернет деньги и предложит другую экскурсию.

Утром Саня немного задержалась -- у кого-то из группы приключилась болезнь, она вызывала врача. Потом пришла к нам. Вернула деньги и предложила несколько экскурсий, но нас они не особо заинтересовали. Тогда она подумала и предложила заказать машину в компании "Херц" -- а это оказалось дешевле, чем автобусная экскурсия в эти пещеры! -- и проехаться по Истрскому полуострову. Она наметила огромную программу, уверяя, что расстояния маленькие, и мы успеем посмотреть всё -- и город-крепость Вале, и собор в Водняне, и Ровинь, и Лимский канал, и Пореч с Барадинской пещерой, и еще один город-крепость на высоком холме -- Мотовун, и Пазин с Пазинской Ямой (тоже пещера) , куда исчезает целая река (Фойба)... Ну, дела!

Водитель опоздал, правда. Машина прибыла отдельно и тоже опоздала. Но в конце концов мы выехали. Вале остался в стороне -- водитель сказал, что смотреть его имеет смысл только вечером, когда горят огни. Так что сразу рванули в Воднян. Долго кружили по узеньким улочкам (как там разъезжаются машины, непонятно), потом отвел нас к собору Св.Блеза. Собор как собор. Нас клумба у собора поразила. Точнее, порхающие среди цветов на ней... колибри! Мы глазам своим не поверили. И правильно сделали: после долгого наблюдения (а это нелегко, эти тварюшки такие верткие и быстрые!) мы решили, что это все-таки какие-то насекомые, наверное. Но какие? Очень уж быстро крылышками машут... А так -- похоже: яркие, маленькие, сзади хвостик совершенно птичий, зависают у цветка, высовывают длинный язык и сосут нектар... Только откуда тут колибри!.. Водитель наблюдал за нами минут пять, явно не понимая, почему эти ненормальные не собор с черепушками и косточками смотреть идут, а пялятся на самые обыкновенные цветочки... В конце концов мы все же вошли в собор. Про косточки- черепушки -- это не просто так. В соборе имеет место обширная коллекция мощей. Есть мощи обыкновенные -- это всякие колбочки, вазочки и ящички, в них лежат буренькие косточки с этикетками и кокетливыми бантиками. Или, скажем, распятие со вделанными в него довольно дырявыми зубами какого-нибудь мученика. А сеть еще мощи особенные, они хранятся в особом стеллажике за алтарем, куда пускают небольшими партиями, усаживают на расположенные полукругом, в несколько рядов деревянные скамьи и запускают магнитофонный рассказ о святых. Самые там особые -- мощи Св.Себастьяна, того самого, который со стрелами. Учитывая их возраст (он -- современник Христа), мощи сохранились сносно. Позвоночник, тазовая кость и еще какие-то детали. А мощи других святых -- вообще в отличном состоянии, причем, что удивительно, хранятся они не в пещере, как в Киеве, не в подвале с особым микроклиматом, как в Капуцинском склепе в Брно, -- просто так лежат, и ничего. Не очень приятно смотреть на мощи, но, конечно, интересно -- Св.Себастьян все-таки! Но из-за того, что пришлось выслушать эту магнитофонную запись, потратили много времени. К тому же за просмотр мощей святые отцы взимают довольно солидную плату. После мощей хотелось чего-нибудь светлого. Мы поехали в Ровинь, где, как сказал водитель, есть хороший аквариум, красивая старая часть города и собор, с колокольни которого открывается замечательный вид. И вообще если Пула -- крупнейший город Истрии, Пореч -- ее туристическая столица, Пазин -- географический и административный центр, то Ровинь -- туристическая жемчужина полуострова. Это стало понятно сразу: битых полчаса искали место для парковки, и в конце концов водитель высадил нас и поехал парковаться на окраину. Мы договорились встречаться у аквариума. В отличие от Пулы тут были толпы туристов. Соответственно, тут была тьма сувенирных лотков, кафешек, ресторанчиков. В Пуле с этим делом хуже. То есть все это есть, и сосиску с пивом или мороженое перехватить всегда можно, а вот нормальный ресторан надо искать. Мы углубились в узкие улочки Старого города и поняли, что в этом городе надо провести не меньше одного полного дня. Он очень приятен и симпатичен. В смысле черепичных крыш, увитых плющом стен и узких улочек город мог бы дать Пуле сто очков вперед. Время от времени встречались переулочки, выходившие к морю и заканчивавшиеся крутыми ступеньками, вырубленными в скале и ведущими к воде. Старый город стоит на полуострове, по форме похожем на лист дерева (березы, например), на скале, довольно высоко над морем. Это очень красиво, особенно сверху. Мы остановились у небольшого ресторанчика... нет, мы еще не были голодны, но нас привлекла фигура водолаза в медном шлеме, стоящего у стойки. Владелец развесил на стенах старые фотографии и всяческий хлам -- тут были керосиновые лампы, пишущая машинка, поплавки от рыбачьих сетей, старинные крестьянские инструменты, какие- то корзинки, словом, барахло со свалки, но так искусно размещенное и оформленное, что хотелось долго разглядывать всё это, как в музее. Здорово придумал! Потому что, конечно, просто так пялиться в ресторане на стены как-то неудобно, тем более что тут же подлетает официант и подсовывает меню. Что же, мы не стали кочевряжиться и заказали блюдо печеных мидий и кувшин белого вина. То и другое было весьма хорошо, вот только в Пуле за те же деньги мы получили гору мидий -- четверть их так и осталась на блюде, а тут была тарелочка, или даже можно сказать блюдце, с жалкой дюжиной ракушек.

Прогулявшись по набережной, мы вскарабкались к собору, полюбовались на гробницу какой-то святой (уже забыл какой именно), замечательную тем, что если посмотреть в дырочку, можно увидеть сделанный из золота цветочек, помещенный внутри. Затем я присел отдохнуть на скамеечку, а девушек отправил на колокольню. Их не было долго -- слишком много туристов, отчего движение по лестнице крайне замедляется. Причем Катя чуть не вызвала панику. Она сказала, что тут по крайней мере ступеньки не шатаются, как в башенке циталельки в Пуле. Какие-то соотечественницы услыхали, но не расслышали, и закричали - ''Ах, ступеньки шатаются! Пошли вниз!'' -- на узкой лестнице это была не самая лучшая идея... Но вид сверху, как я после узнал из фотографий, стоил усилий.

Аквариум же оказался заведением поразительно печальным. В нем имелось дюжины две стеклянных ящиков с квёлыми представителями морской фауны, причем вода была мутновата, освещение слабовато, а стекла грязноваты. Впрочем, некоторые тварюшки в аквариумах были весьма занятны. Но оно того не стоило.

Надо заметить, что на пути мы видели несколько белых круглых сооружений. Это каменные хижины ''кажуни'' -- сложенные из плоских кусков известняка всухую, без раствора. Их строят уже пять тысяч лет, и ими пользуются до сих пор -- переждать дождик, сложить инструменты, чтобы каждый раз не тащить их в поле, сторожить посевы. Пользуются ими и пастухи.

Далее на нашем пути лежал Лимский канал. Оказывается, до сих пор точно неизвестно, естественное ли это образование, искусственное или же и то, и другое. В общем, это именно канал, только он ничего не соединяет -- просто идет от моря довольно далеко вглубь полуострова, а затем просто кончается. Замечатаеле канал в основном устрицами. Тут пропасть устричных садков, и ресторан подает их прямо только что выловленными. Но мы устриц не хотели, купаться тут было нельзя (да и не особо хотелось -- вода в канале зеленая, мутноватая, после невероятно прозрачного Адриатического моря в нее не тянет), так что мы просто отправились дальше, потеряв еще минут сорок на попытки припарковаться, а затем на попытки завести машину не тем ключом.

Мы миновали Пореч с его знаменитой Евфразиевой базиликой -- византийским храмом с мозаиками, а также самый крупный на Адриатике натуристский кемпинг, на который едва ли не назойливо указывали многочисленные плакаты, стрелки и прочие знаки, и прямиком направились к деревне Барадин, где расположены лишь недавно открытые для туристов пещеры. Увы, билеты были только на шесть вечера, а в шесть мы теоретически должны были уже поворачивать домой. Пришлось доплатить водителю, после чего мы вернулись в Пореч, где у нас хватило времени лишь на то, чтобы наскоро пообедать и бегом осмотреть базилику. Мы (совершенно случайно!) выбрали ресторанчик как раз в том переулке, который к этой самой базилике и вел, так что пока жарилось наше ''мясное ассорти'', удалось бросить взгляд на пресловутые мозаики... Вход в пещеры не закрыт, хотя обыкновенно ставят дверь, чтобы не повредить микроклимату внутри. Тут же был просто провал в земле, куда спускалась узкая железная лестница. Под лестницей, в первой зале, живут четыре жабы. Упали и так там и остались. Экскурсоводы знают их ''в лицо'', зовут по именам -- Лили, Джейк, Аннет и Ноунэйм. После Жабьего зала лестница уводит весьма глубоко (что особенно остро ощущается на подъеме), и красоты там просто замечательные. Например, в одном из верхних залов, очень высоком, на глаз так метров за тридцать, пробираться приходится узким проходом, образовавшимся, когда с потолка сорвалась глыба размером с автобус. Там, на потолке, висит еще одна глыба, поменьше -- навевает приятный такой холодок под ложечкой. Показали провал -- говорят, девяносто метров. Бр-ррр!.. Удивительно выглядят какие-то особые сталактиты, похожие не на сосульки, а на мечи или на полураскрытые книги -- то есть плоские, и часто сросшиеся одним краем, так что выходит как раз что-то вроде книжки. Еще там есть озеро -- глубокое, но узкое, похожее на поставленную на попа цистерну. И в этом озере-колодце водятся слепые протеи. В накрытой сеткой луже, в сторонке, постоянно живет один из этих протеев. Чтобы туристы смогли посмотреть, на что он похож (а похож на белую ящерицу или, скажем, тритона). Бедняга без глаз, но света не любит и пытается уползти из-под фонарика гида, да куды ж из лужи-то денисся!.. В группе были итальянцы, немцы и мы, и экскурсовод вёл рассказ на трёх языках -- для нас он рассказывал по-английски, за что ему большое спасибо (так как для нас английский понятнее хорватского). Кстати, большинство хорватов, кроме родного, свободно говорит по-итальянски и по-немецки, а многие -- и по-английски. Итальянская экскурсия была самой забавной -- мы не понимали всего, но по крайней мере стало ясно, что там, где для нас гид сравнивал сталактиты с лесом, с церковным органом, с мечами, книгами, -- там для итальянцев приводились сравнения со спагетти, лазаньей, пастой болоньез, и даже пиццей. Что это, специфика итальянского восприятия?.. Жаль, я не знал, когда водил по Кремлю итальянского гостя...

На обратном пути всё же заехали в Вале. Уже темнело, я открыл окно -- сфотографировать этот удивительный город на закате, уже светящийся окнами и фонарями, и водитель смилостивился - - истекло уже и дополнительное время, назавтра он в полпятого утра должен был ехать в Загреб, но он всё-таки свернул в Вале. Впрочем, он получил очень хорошие чаевые, так что всё по- честному. Вале (это по-итальянски, по-хорватски он Бале) -- город, представляющий собой, по сути, один дом. Точнее, крепость. Точнее, не весь город, а старая его часть на вершине холма. Там есть и улицы, конечно, но дома друг от друга не отделены, так что эти улицы можно считать внутренними дворами... Очень романтично.

В отель вернулись около девяти вечера, искупались и -- спать. Завтра -- в Венецию!




Автобус на Венецию опоздал. То есть не на Венецию, а в Пореч, откуда мы должны плыть в Венецию на скоростном катамаране ''Принц Венеции''. У этого катамарана -- жуткая морда, как у хищного насекомого... На причале произошла небольшая давка, так как у всех, у кого нет безвизового въезда в Италию, отобрали паспорта для проверки списка коллективной визы. Причем два семейства испытали жестокий облом, отчего-то решив, что раз в паспорт не надо ставить визу или там штамп, то и сам паспорт не нужен. Ну, их и не пустили... Паспорта сверили, потом с не меньшей давкой раздали. За это время безвизовики успели занять все самые удобные места, впрочем, и нам уголок нашелся в конце концов -- три кресла у самой стенки, возле двери. Их никто не занимал, видимо, боялись, что дует, или что спинки кресел не откидываются (а они нигде не откидывались). Зато мы оказались возле буфета, возле стойки, с которой продавали всякие буклеты, и вообще было довольно удобно. Правда, три часа -- все- таки довольно долго. Но наконец показалась Венецианская бухта. Прямо не верилось -- вот она, Венеция... Формальностей не было, просто отобрали паспорта и всё. И предупредили, что опоздание на обратный рейс и, соответственно, задержка в Венеции сверх одного разрешенного дня чреваты серьезными неприятностями (штраф и внесение в шенгенский ''черный список''). И мы на рысях понеслись сквозь Венецию. До площади Святого Марка мы шли в основном по обыкновенным улицам, лишь дважды перейдя по мостикам каналы. Один из них был Большим Каналом -- ''главным проспектом'' города. Но в остальном дорога была ничем решительно не примечательна. А вот площадь Сан- Марко выглядела... жутко она выглядела. Не удивительно, что Венеция тонет -- какому городу под силу выдержать такую нагрузку! Толпа как в переходе метро в часы пик. И еще пресловутые голуби -- жирные, наглые, привыкшие к безнаказанности и к тому, что их кормят на халяву так, что они и летать уже почти не могут. И еще приученные садиться на руки и головы туристов. И гадить везде, в том числе на руки и головы туристов. Как это у ''Несчастного случая'' -- ''Я иду по голубям, злые рифмы теребя...''. Это про площадь Св.Марка. Плюнуть некуда -- столько тут этих летучих крыс. Знаменитые часы напротив собора Св.Марка сняты, реставрируют их. Чтоб туристы не огорчались, вместо них повешена на лесах, окруживших башню, навесили холстину с нарисованными часами. Гид рассказывает о всяких достопримечательностях -- фигура крокодила на колонне привезена, скорее всего, из Индии или Персии, лев -- символ Венеции -- из Персии, только ему крылья приделали. Кони на соборе -- символ независимости Венеции -- скорее всего, из Греции. И так далее. Собственно, ничего своего в городе нет, все украдено, куплено или скопировано. Но, в общем, ничего получилось... Посмотрели Мост Вздохов, пошли в стекольную мастерскую. Вообще всё стекольное производство Венеции находится на острове Муррано, но одна мастерская тут, у самой площади Св.Марка, специально для туристов. Гидесса настойчиво вкручивала нам, что именно тут делают каких-то особых стеклянных коней, которые поставляются исключительно в Японию и стоят там невероятно дорого, но еще продавать их имеет право их фирма, и только на борту "Принца Венеции", и только в нейтральных водах (где действует "дьюти-фри"). В мастерской было невероятно жарко от печки, но как только мастер взялся за работу, все об этом забыли -- настолько ловко и красиво он работал. Кажется, он делал свои изделия вообще безо всякого усилия -- интересно, сколько времени он учился, пока не научился изготавливать вазу с узорами за минуту сорок (я засек), а этого самого стеклянного коня -- за сорок секунд?.. причем это не халтура, вполне качественная работа, хоть и не шедевр, а очевидный ширпотреб. Раскалённые изделия, считанные секунды назад бывшие комком стеклянной массы, ставят в муфельную печь, где они постепенно остывают двое суток. Конь после этого готов, а вазе предстоит раскраска (естественно, чем она сложнее, тем ваза дороже). После этого вазу можно выставлять на витрину и приклеивать к ней ярлычок с суммой в лирах, равной 50-200 долларам (это уж от работы зависит, сколько). Но всё-таки очень дорого.

После мастерской группа шла обедать, но мы решили не тратить (а) времени и (б) денег. Кроме того, добро бы дали что-то из блюд венецианской кухни -- черный ризотто (то есть рис с каракатицей в ее же чернилах) или печень с луком, а то ведь -- лазанья... Так что мы обошлись коробочкой ежевики и несколькими кусками кокосового ореха. Но прежде всего мы поднялись на колокольню собора Св.Марка, откуда открывается лучший вид города.

На башню ведет лифт, управляемый ''боем'' лет сорока -- мрачным мужиком, похожим на Игоря, слугу барона Виктора Франкенштейна. Он, не поднимая глаз и не говоря ни слова, руководил посадкой и высадкой (осуществляемыми через разные двери). Когда некий явный немец попытался изойти через недолжную -- входную -- дверь, то Игорь ленивым движением пальца преградил ему путь, а затем столь же скупым жестом -- одним пальцем, не шевеля ничем более! -- указал ему выход. Причем жесты были выразительнее, чем если бы он махал полосатой палкой регулировщика или винтовкой со штыком...

Венеция сверху выглядела с трех сторон так же, как любой другой город -- крыши, купола... Каналов видно не было, так как они узкие и теряются между домов. С четвертой стороны открывался Большой канал и бухта. Это, безусловно, красиво. Внизу, на площади, роились крохотные туристы и мириады голубей -- отсюда, сверху, они уже совершенно походили на тараканов. Кстати, я сделал несколько хороших фотографий этой нечисти, в том числе облепившей барельефы колокольни... Выйти с площади незапятнанным решительно невозможно. Итак, мы полюбовались городом сверху, а потом обратили внимание на колокола. Колокола висели так низко, что до них можно было достать рукой, встав на цыпочки. Табличка просила не стучать по колоколам. Туристы, разумеется, как раз пытались постучать... И тут я посмотрел на часы. Было без одной минуты два, а час назад мы слышали звон этих колоколов внизу, на площади. Они звонят, во-первых, громко -- так что даже внизу невозможно разговаривать, -- а во-вторых, очень долго. Мы еле успели вскочить в лифт и спуститься, -- только мы вышли из башни, как зазвонило, хоть святых выноси. Бедные те, кто остался на башне!..

Потом мы прошлись до моста Риатто. На большее времени не было -- только туда и назад. Причем назад пришлось идти тем же путем, так как при попытке свернуть мы тотчас оказались в тупичке, выходящим на канал -- без всяких там набережных, просто дома, уходящие стенами в воду. Честно сказать, эта прогулка не дала нам возможности восхищаться Венецией: узкие улочки, так что видны лишь первые этажи домов, а они заняты только магазинчиками и ресторанчиками. Конечно, попадаются интересные вещи, типа магазина карнавальных масок (замечательных и весьма дорогих), но в основном -- не впечатляет. На гондоле покататься мы не могли -- времени не было, и, опять же, очень уж дорого. Только проехались на катере по Большому каналу. Вот тут стало видно, что город очень красив. Ну, детали рассказывать нечего -- Венецию все видели у Сенкевича или там в книжках. Ничего принципиально нового я не расскажу. А в общем, вероятно, вот так, за несколько часов, города не увидишь. В путеводителе про Венецию столько всего рассказано, -- судя по нему, тут надо неделю...

Нa катамаране, по пути в Пореч, стали продавать стеклянных коняшек. По десять буказоидов за штуку. Постоянно напоминая, что это товар эксклюзивный (на наших туристов это слово действует безотказно!), теперь не купите -- придется за ними в Японию ехать, да еще платить там втридорога. Так что многие покупали. Одна тетка вывернула карманы, собрала все свои доллары, лиры и куны, и всё равно ей не хватило -- мало с собой взяла денег. Она заплакала. Впрочем, ей кто-то одолжил... Другая купила трех лошадок сразу. То есть обрекла себя на постоянные страхи сломать хрупкое стекло, везти его в самолёте в ручной клади, а потом мучительно думать, куда же девать эти фигурки. Они из тех вещиц, которые своим присутствием постоянно заставляют задаваться вопросом -- ''зачем я это купил?'' или пытаться подарить их каким-нибудь родственникам, а при этом еще вспоминать, сколько пива можно было выпить на эту десятку... Стоят в буфете или на столе и пылятся.

На обратном пути случилось единственное событие -- минут десять возле нашего ''Принца'' плыли дельфины, то и дело выскакивая из воды для кульбита. Потом им, вероятно, надоела дизельная вонь (а выхлоп у катамарана был просто ужасный, за ним тянулся долгий дымный шлейф), и они отстали. Интересно, у причала в Венеции стояло несколько катеров -- ''Принц Венеции'', ''Принцесса Дубровника'', ''Принцесса Адриатики''...Видимо, традиция. Вот разбогатею, куплю катер и назову ''Принц Госплана''.

По прибытии в Пореч нас всех вывели на пристань, попросили держаться вместе и повели к автобусам по набережной, мимо гуляющего народа, ресторанчиков, киосков и прочего. Наша плотная и довольно длинная колонна, быстрым маршевым шагом двигавшаяся напролом, не задерживаясь даже на светофорах, здорово смахивала на демонстрацию, а гиды, которые во избежание рассеивания подпирали колонну со всех сторон, со своими раскрытыми зонтиками выглядели как знаменосцы.

Вот так мы побывали в Венеции. Честно говоря, не думаю, чтобы мне захотелось туда во второй раз. Очень уж много туристов и очень уж всё именно только на туристов рассчитано...

В последний день у нас была экскурсия на Плитвицкие озера -- природный памятник всемирного значения, охраняемый Юнеско. Турагентесса сказала, что поездка занимает три с небольшим часа. Девушки морщили нос, заявляя, что едут только ради меня, и что семь часов в автобусе -- это слишком. В катере хотя бы можно было выйти на палубу, размяться... Автобус традиционно опоздал. Притом оказался набит до отказа. Притом нам объявили -- когда мы уже выехали из Пулы, -- что дорога в одну сторону занимает ПЯТЬ часов (на самом деле она заняла ПЯТЬ С ПОЛОВИНОЙ). Ехали местами довольно красивыми, -- виноградники, фермы, деревни с церквями... а перед 5-километровым туннелем Учка на минуту открылся совершенно поразительный вид на долину меж двух гор. После этого мы проезжали много интересных мест... к сожалению, большую часть мест мы именно проехали. Мимо. Как, к примеру, Риеку. Только порт да окраину и видели. Справа всё время было море, а в море -- острова, большинство из которых необитаемо, собственно, мелкие островки -- это просто торчащие из воды скала, иногда там есть немного зелени, но к ней практически не добраться. Некоторые островки совершенно голы с той стороны, с какой зимой дует резкий ветер, несущий много соленой воды, почва там просолена и продута, и там ничего не растет... таков и большой остров Крк (да-да, никаких гласных!): весь его западный берег усеян курортами, на севере какая-то там промышленность, а весь юго-восток гол и вылизан солёными зимними бора. Плавать у юго- восточной оконечности в сезон бора смертельно опасно -- на лодке ли или, тем более, просто так (хотя какой сумасшедший станет плавать зимой в довольно холодном штормовом море?..). Ветер создает иногда необычное явление -- он вспенивает волны так, что держаться на них нету никакой возможности, из-за вихрей воздушных пузырьков вода теряет плотность. А над водой несется ураганный ветер, похожий на горизонтальный ливень из соленых капель, и в этом вихре можно задохнутся из-за резкого и сильного падения давления, или захлебнутьсясолёными брызгами. А в одном месте море почти пресное из-за огромного количества подводных родников... На многих островках стоят одинокие отели, в основном нудистские курорты. На пути самым интересным, пожалуй, была Бакарская бухта. На одном берегу стоит одинокая титаническая труба -- там прежде был завод, а потом решили, что туризм выгоднее производства кокса, и завод разобрали, стали чистить бухту и берег. А трубу пока оставили -- очень уж дорого и сложно эдакую дуру разбирать, а так -- вроде даже достопримечательность! На другом берегу на склоне горы вырублены террасы -- тут выращивают виноград, идущий в основном на игристые вина. Местное шампанское, говорят, весьма хорошо. А на самом берегу стоят рыбачьи дозорные вышки -- сильно наклоненные деревянные мачты на растяжках. Прежде рыбаки забирались на самую их верхушку, на особую платформочку, и, лежа на животе, всматривались в прозрачную воду -- не идет ли тунец. Если показывался косяк, они подавали сигнал, и лодки выходили на лов. Затем было несколько замков, обширные виноградники Нови- Винодольски, наконец, автобус свернул с идущего вдоль берега шоссе и принялся по серпантину карабкаться в гору. Уши закладывало, время от времени где-то внизу в густой зелени мелькали игрушечные домики и церковки, наконец мы сделали остановку у руин какой-то крепости на гребне горы. Полюбовались на долину внизу, размялись и снова поехали -- миновали деревню из задетых войной, причем часть домов, разбитых снарядами, жители просто бросили и отстроились заново в стороне. Надо сказать, что благодаря туризму и нормальной теперь экономике за какие-нибудь два года страна полностью залечила нанесенные войной раны... Наконец, приехали. Тут нас накормили обедом (довольно средненьким), причем к обеду подавалась вода из озёр. Вода очень вкусная, чистая. Выйдя из ресторана, мы увидели где-то внизу, между деревьев, лоскуток необыкновенного изумрудного цвета -- одно из озёр. Сели в автопоезд и направились к началу маршрута. Туристам дозволяется передвигаться только по туристической тропе -- это что-то вроде очень длинных деревянных мостков, причем даже на изрядной высоте над водопадами тропа не огорожена, но гид сказал, что еще ни одного несчастного случая тут не было. Хотя у меня всё внутри заледенело и сжалось, когда сестрица, чтобы сфотографироваться, встала на самом краешке нависающего над 30-метровым водопадом козырька... Тут ничего нельзя. За попытки мусорить, рвать цветы или грибы, ходить с собакой без поводка (вообще можно, но на поводке), ловить рыбу или купаться, ночевать на территории парка и прочее полагаются гигантские штрафы. Ну, зато озёра целы и незагрязнены... Описывать эти места, озера, заводи, водопады и каскады -- бесполезно. Я сделал фотографии, но и они не передают и части великолепия этих мест. Мы извели четыре плёнки -- и жалели, что больше нет, потому что хотелось запечатлеть каждый ручеек, каждый кустик и каждую маленькую заводь. Снимешь водопадик, окруженный какими-то растениями с крупными круглыми листьями, думаешь, ничего красивее уже не встретится. Но за ближайшим поворотом тропы возникает сверкающий каскад, бегущий по горке из обросших мхом камней, а потом открывается затончик, где лежит огромное обросшее водорослями дерево -- ни дать ни взять коралл, -- а вокруг плавают непуганые серебряные рыбы, а вода буквально светится голубовато- зеленым светом. Озёра лежат в известняке, и вода в них этими известняками очищена до хрустальной, неправдоподобной чистоты. Пить ее можно без опаски, не кипятя и не фильтруя. Удивительно чист и воздух, леса вокруг также незатоптаны, несмотря на полчища паломников к озерам. Но это только благодаря строгой охране и драконовским штрафам за нарушения... Небольшой катерок перевёз нас через самое большое из озёр, Козяк, и нам дали полчаса отдохнуть, перекусить в кафе и купить новые плёнки или там сувениры (по большей части довольно дурацкие и безвкусные), или деревенские домашние пироги с яблоками и вишней (не так, чтобы очень уж вкусные). Затем повели к Большим водопадам. Как бы завершающий аккорд. И надо сказать, это настоящее крещендо... 78 метров. Скалы. Растительность, заставляющая подумать о том, что тут поработали мастера аранжировки парков, скорее всего, японцы (только масштабы другие, не миниатюрные).

А потом предстояло ещё пять с лишним часов дороги. Все устали, многие начали дремать. Я тоже. Вдруг меня схватили за ноги... У соседей-немцев резвился маленький, лет шести, мальчишка. Ужасный непоседа, особенно донимавший старшего (лет десять) брата, который терпел все выходки младшего с поистине ангельским терпением -- а тот прыгал ему, спящему, на колени, теребил, требовал поиграть и что-то там рассказать, и вообще тиранил всячески...

В Пулу мы прибыли в одиннадцатом часу ночи. Попросили высадить у очень симпатичной пиццерии, так как хотелось есть, хотелось пива или вина, и вообще это был последний вечер. Мы сидели в хвосте, я пробрался к водителю и попросил остановиться, а тот спросил -- выходите только вы или ваша семья тоже?.. (речь шла о том, открывать ли заднюю дверь). ''У вас очаровательная дочь'', -- сказал на прощанье гид, имея в виду Соню...

Ужин, купание, а потом - долгая процедура упаковывания сумок. Куепались и утром, на прощание. Но вода была довольно мутной и в ней плавало много всякого сора -- из-за небольшого, балла в три волнения. Автобус, аэропорт... В аэропорту, желая истратить последние оставшиеся куны, я зашел в дьюти-фри, к прилавку местных напитков. Спросил продавца, что из именно местных, истрских, напитков он может предложить. Предложил ракию, она же граппа, она же, попросту, виноградная водка, и настойку на омеле. Что, спрашиваю, лучше -- по- вашему? Он ухмыльнулся: ''Утром я имею обыкновение выпивать стаканчик ракии, а на ночь -- рюмочку омеловки...'' Хм. А глова, спрашиваю, не болит -- по вашей-то жаре да с утра стаканчик?.. ''О! -- говорит. -- А вот чтоб не болела, в обед надо выпить ещё вот эту настоечку, девятитравник!..'' Пришлось брать и граппу, и омеловку, а на девятитравник уже кун не осталось.

Ну, а потом был самолёт, потом -- бестолковое Внуково (с лётного поля -- на второй этаж по узкой лестничке, а потом снова вниз; ''зелёный коридор'' есть, но перекрыт, и ''зелёные'' пассажиры бочком протискиваются мимо декларантов в единственном узком лазе у единственной таможенной стойки... Кстати, в самолёте с нами летел артист Филиппенко. Стоя, как у Задорнова, так как он опоздал на свой рейс, а в нашем ему не досталось места. То есть не совсем стоя -- он сидел на откидном сиденье у выхода... Потом мы с ним ещё и в маршрутке вместе ехали. По кризисной Москве, холодной, сырой и паникующей...

Ну вот так оно и было.