Оглавление   |  Карта сайта  |




" - Я на море собрался!

- Будет море вина, - пообещал Кекец." -

(с) О.Куваев, "Эй, Бако!"

Я действительно собрался было на море, в Грецию, а может, в Турцию, а не то так еще куда, - но вдруг обнаружил, что времени совсем не осталось, и из мест, куда можно поехать без визы, меня отчего-то почти ничего не привлекает. В Таиланд бы я съездил, там визу можно купить прямо в аэропорту, но - купилка не тянет на Тайланд. Порылся. Выбрал Венгрию. И, в общем, не прогадал. Проштудировал книгу "Европа за $50 в день" - нашел рекомендации нескольких хозяев пансионов и гестхаузов, это чтоб подешевле. Долго колебался между поездом и самолетом, но разница в цене была не так велика, как во времени (2,5 часа против 33 - даже с учетом регистрации и пр. перевесил Аэрофлот. К тому же много гадкого говорили о неприятностях на территории стран транзита, то же с автобусом, да автобусом еще и сидеть - да в окружении челноков... Ну, ладно.

Итак.

21 августа, четверг.

Узнавши, что я намерен поехать в Венгрию, мне пообещали, что я буду купаться в вине. Это пророчество начало сбываться уже в самолете: я попросил у стюарда красного вина, а меня слегка толкнули под локоть, и - "со мной, господа, случилась престранная история. Представьте, всего облили!" (с) Рэм Квадрига. Но добрая соседка тотчас же одолжила мне жидкость для полоскания рта, которая, по ее словам, прекрасно выводит винные и прочие пятна с одежды. Я уединился в туалете - и средство сработало! Чудесное средство. Еще бы оно от тараканов помогало и от перхоти - цены б ему не было.

Прибыл в Венгрию, решил вести экономную жизнь с самого начала и поехал в город на обычном городском автобусе. Как выяснилось, талончики у водителя не продаются, контролеры случаются чаще, чем где бы то ни было в Европе, а штраф довольно велик - по венгерским меркам. К счастью, мне контролеры не встретились, и я благополучно прибыл на конечную станцию 3-й (синей) линии метро, где, объясняясь на пальцах, купил ценнейшую штуку - 7- дневный проездной на все виды городского транспорта. А попутно выяснил, что я в этой стране - глухонемой, поскольку ни по-русски, ни по-английски не говорит практически никто. Кроме, конечно, персонала больших отелей и ресторанов. С немецким было бы куда легче, но увы - мои знания тут ограничены "Хенде хох!", "Анна унд Марта баден", и фразами из порнухи типа "О, йа, йа, дас ист гут - ихь шпритцен!". Ничего из этого ни на улице, ни в ресторане, ни в общественном транспорте не годилось. У меня был микроразговорник с обиходными венгерскими фразами, которые я, к стыду своему, так и не запомнил, кроме полудюжины. Самыми нужными оказались "Кёсёнём" - "спасибо", "Сабад?" - "Можно?", "нем эртем" - "не понимаю" и "нем тудок мадьярул" - "я не говорю по-венгерски". Читать венгерские надписи толком я тоже не научился. Кое-что запоминал по ассоциациям - типа как название часто бывшей мне нужной станции метро, которую я до самого конца звал "Бляха-лужа", даже когда в конце концов узнал, что на самом деле станция и площадь над ней называются по имени великой певицы Луизы (Луйжи) Блахи - в Венгрии фамилия ставится всегда перед именем.

Итак, приехал я в домик, где снял комнату. Оказалось, это довольно далеко от центра - как наше Ново-Косино, только район чистенький и уютный. От метро еще четверть часа на автобусе. Моя улица - Аттила утца - была совершенно загородной, с пышной зеленью, курЯми на участках и многочисленными голосистыми собаками. У автобусной остановки оказался крохотный центр со всем, что нужно человеку: магазином, буфетом (каждое утро, отправляясь в центр, я хотел выпить кофе в ожидании автобуса. И заметил, что как только у меня возникало такое желание, немедленно появлялся автобус, и кофе выпить я уже не успевал. Более того, если мысль о кофе возникала у меня ДО подхода к остановке, то автобус тоже приезжал ДО и я не успевал уже на автобус. Впрочем, стоило в сердцах купить пластмассовый наперсточек кофе, как тут же подходил следующий автобус (другого, менее удобного, но тоже подходящего маршрута), при этом невыпитый кофе приходилось отправлять в урну). Да, кроме того, рядом была "шорозо" ("шёрёзё") - распивочная, кондитерская и... бордель. Дорогой, впрочем.

Хозяева оказались милыми людьми, комната - вполне удобной и даже с телевизором, кроме того, на этаж - на 2 комнаты - было 2 туалета, 1 душ и кухня, с холодильником и стиральной машиной. Бела и Роза Тангейзеры - хозяева - с удовольствием давали всяческие (совершенно бесценные!) советы, Роза охотно и бесплатно выясняла, когда и откуда идут нужные мне, например, междугородние автобусы, рекомендовала недорогие и приятные магазины и рестораны, и пр. Один из таких ресторанов, в 3 остановках от дома, "#80", украшенный огромным цилиндрическим аквариумом, позволял где-то за 8-9 долларов доотвала наесться, напиться пива и запить все "Уникумом" - настойкой со вкусом смолы, позволяющей справиться с самым основательным шницелем со шпиком и порцией гусиных шкварок.

Кинув вещи и заплатив вперед (всего-то $18 в день, как за койку в 6-местной комнате хостела), отправился в центр города. Был уже час дня. Дорога до центра заняла 45 минут, как до центра Москвы из _моего_ дома. Я прошел по набережной реки, все время борясь с желанием по- довлатовски спросить у кого-нибудь, что это за река и на изумленное "конечно, Дунай!" ответить саркастически - "Шо вдруг?.." В конце концов такой диалог состоялся. С каким-то хипповатым парнем, иностранцем. Он сидел на гхате (так в Индии называется часть набережной в виде уходящих в воду ступенек), а я забрел, в поисках красивого вида для фотографии, в воду по колено (вода довольно чистая, а дно - песочек, и это в центре города). Сделав несколько снимков, я и спросил его через плечо насчет реки. Он отреагировал по сценарию, а на мое "Why?" отреагировал так растерянно, что я искренне возрадовался. Потом я на фуникулере поднялся в замок - в старую Буду - и влился в туристское стадо, и даже посмотрел абсолютно неинтересный паноптикум (то ли дело этим летом в Петропавловке, где были восковые монстры - о Бородатой Женщины, Двухголового Мужчины, Самого Толстого, Самого Худого и Самого Маленького (-ой) человеков до Дмитрия Каракозова, Григория Распутина и, кажется, Веры Засулич). Тут был типичный туристический город - словно декорация. Апофеозом всего был "Хилтон", в который встроили кусок готического собора. Ездили карнавальные извозчики, продавались сувениры - матрешки, всякая дребедень с гербами Венгрии и Будапешта, знаменитая венгерская корона с погнутым крестом из папье-маше, чудовищные "средневековые" шапки, и прочее; уличные музыканты и гиды приставали к туристам, сопровождая коротенькие музыкальные фразы или сообщения "Зис из олд кафидрал. Вери олд. Миддл эйдж. Кафолик." требованием Кисы и Оси на Военно-Грузинской дороге - "Давай деньги! Деньги давай!".

Крепость я прошел насквозь, с удовольствием прошелся по презанятному музею ресторанного дела Будапешта, полюбовался на всякие диковины типа, например, грелки (!) для пива - такие серебряные цилиндрики с зацепом, типа авторучки на вид, которые опускают в бокал, - на щипцы для омаров, крючки для раков, пинцеты для устриц и пр., - и тут же ощутил необходимость чем-нибудь подкрепиться. Мой (очень полезный) путеводитель не рекомендовал есть и пить в Старом городе - не платить впятеро. Зато совсем рядом была Moszkva ter - Московская площадь, место редкостного безобразия, зато крупный транспортный узел, где за кулисами - в примыкающих улочках - прятались всякие приятные и недорогие местечки, куда туристы попадают не слишком часто. Несмотря даже на этот путеводитель. Ориентируясь на огромные желтые ягодицы "Макдональдса", я без особого труда нашел ресторанчик "Пивная св.Юпатоса", где за 6 долларов 84 цента (1300 форинтов) обрел свиную отбивную формата А4 на груде жареного картофеля, риса и салата и литровую кружку недурного пива (венгерское пиво ничего выдающегося из себя не представляет, но скверным его тоже не назовешь). И дополнил все это вином в соседнем "борозо" - винопитной, памятуя, что хотя "пиво на вино - г..но", зато "вино на пиво - диво". Такого я еще не видывал! Публика была самая что ни на есть пролетарская, а стойка устроена вот как: помните в советских столовках такие прилавки со вделанными в них кастрюльками с гречкой, щами, молочным супом и тушеной капустой? Вот возьмите такой прилавок и наполните кастрюли вином разных сортов - естественно, самым что ни на есть простецким (не бормотой, разумеется, а вполне доброкачественным, хотя и простым) вином, ну типа молдавских по 16 труб за бутылку. Вино постоянно подливается из пластмассовых канистр - как у нас в титан подливали воду для "чая". А бармен разливает уполовником вино по стаканам - 1, 2 и 3 децилитра (вино меряют децилитрами, а продукты - дециграммами, и цены указывают соответственно на 100 мл и 100 г). Причем большинство клиентов просит разбавить винцо на треть содой (то есть простой газировкой). Как ни странно, но это вкусно - особенно в жару, а 8 дней из 10 температура стояла за 30. А на закуску - к вину, причем в основном полусладкому (так тут любят) - пригнитесь! - бутерброд размером с покетбук из белого хлеба с салом, луком и перцем! Это я уже не освоил. Выйдя из борозо, обнаружил памятник погибшим в 1956 году - 5 резных могильных столбиков, врытых в землю. Тут шли бои. Пока думал, куда пойти дальше, обнаружил вдруг, что уже седьмой час. Я, во- первых, устал, а во-вторых, все уже было закрыто. В 5-6 вечера закрываются музеи, канатная и детская дороги, бани, купальни и бассейны и все такое прочее. И большинство магазинов. А метро закрывается в 11, но зато и открывается в 4:30. Ну, я и поехал домой. Там пообщался с соседями - американской супружеской парой, которая снимала соседнюю комнату (назавтра они уехали, и весь этаж был целиком в моем распоряжении остальные 9 дней). Поругали феминизм, политкорректность, российскую бюрократию, политиков вообще, выпили недурной палинки и разошлись (палинка - конечно, самогон, но, как и всякий самогон, она бывает дрянной и очень даже ничего себе).

Так прошел первый день, и стала ночь. И сказал я, что это хорошо.



"- "Для больных, живущих в селении,

устроены потильные комнаты,

с платою за потение на кровати 50 копеек."

- Какие комнаты? - переспросил Степан.

- Потильные, какие же еще?.."

(с) А.Мирер, "Главный полдень"

"- Вы, Атос, едете на воды в Форж, а мы вас сопровождаем."

(с) А.Дюма, "Три мушкетера"

22 августа, пятница.

Встал я в 6 утра (а потом вставал в 4:45), чтобы с самого утра пойти в баню. Бани работают с 6 утра. Ведь что замечательно в Будапеште?.. Впрочем, тут надо начать с начала.

Итак, сначала Земля остыла. Потом она покрылась океаном. Потом в океане возникла жизнь. Потом рачки, водоросли, диатомовые, моллюски и прочая пакость стала издыхать, опускаться на дно и превращаться в толстый, толстый слой известняков. Потом море ушло, и толстый, толстый слой известняков поднялся наверх. Потом где-то внизу произошел тектонический сдвиг и разлом земной коры. И оттуда, снизу, поднялись горячие воды, насыщенные половиной таблицы Менделеева сразу. Они, воды, проедли в толстом, толстом слое известняка необъятную сеть карстовых пещер. Потом из маленьких зверушек понемножку выыелись обезьяны, из обезьян - чеготопитеки, из чеготопитеков - люди, а уж из них - легендарные князья, основатели разных стран и городов. И вот легендарный князь Арпад пришел в Будапешт, только он еще не знал, что это Будапешт (или там - Буда, Обуда или Пешт), ну и далее было примерно как у Давида Гургасали с его оленем в тбилисском источнике. Источники эти нравились и римлянам. Тут, в городе Аквиникум (название-то какое!) был устроен гидробальнеологический санаторий Второго подсобного легиона вооруженных сил Рима. Шесть тысяч военнослужащих посменно поправляли здоровье в превосходно по своим временам оборудованных купальнях, комфортебельных виллах и казармах, при которых также имелись бассейны, ванны, терпидарии и лупанарии. Более того, сюда прибывали для прохождения курса восстановительной гидротерапии ветераны и инвалиды разных пограничных гарнизонов Восточноевропейской группы войск империи. И теперь еще туристы могут видеть амфитеатр и невыразительные фундаменты с фрагментами мозаик и пр. руины, на фоне которых могут сфотографироваться. Тут же стоит дорогой отель "Аквиникум" с термальными бассейнами при нем.

Ну вот, теперь вам кое-что ясно. После римлян (ну, конечно, с некоторым промежутком) пришли турки, которые сразу просекли фишку и принялись строить бани. Самые старые из сохранившихся - Рац, построили их в XVI веке, упускают в них женщин и мужчин попеременно - через день, и представляют они собой, не считая мелких подробностей, восьмиугольный бассейн с куполом шатрового типа над ним. Уже потом, без турок, эт убаню очень любил король Матиаш, впрочем, в Будапеште всякое старое здание любил какой-нибудь король, император или на худой конец князь. Вода в бассейне - 40 градусов, и припахивает тухлыми яйцами, поскольку в ней есть сероводород. Натурально, это первое дело от болей в суставах и мышцах (а я, помните, ушибся и прихрамывал на обе ноги). В этой бане я тоже был, но мне не понравилось. Может, мне не повезло, может, это место такое, но там было довольно много голубых, без смущения предававшихся незатейливому петтингу. В других банях ничего похожего я не заставал...

Но в этот день я пошел в другие бани, сделавшиеся затем моими любимыми - и ежедневно я ходил именно в них, хотя опробовал и несколько других. И это были бани Рудаш. Рудашфюрдё по-венгерски. "Фюрдё" звучит несколько похоже не "фуро", и не зря: такая баня здорово смахивает на японскую. М-ммм... Придется, видимо, сделать новое отступление и рассказать об бане по-венгерски подробнее, особенно учитывая банные привязанности целой группы моих знакомых...

Итак, бани Рудаш. Это бани чисто мужские, жанщины сюда приходят только в процедурное отделение и в отдельный плавательный бассейн. Купив билет, проходишь в занавешенную для борьбы со сквозняками шерстяными одеялами дверь и обмениваешь билет на фартучек, затем отыскиваешь незанятую кабину-клетку и, сняв с себя одежду, заменяешь ее фартучком - куском полотна А4 с тесемками и петелькой для ключа. Затем запираешь кабинку, банщик пишет на ней время (а на купание дается полтора часа в будни и час по выходным) и тоже запирает на второй замок. Ключ вешается на петельку.

Баниться начинают с мытья в душе, затем обыкновенно следуют в сауну. Сауна - анфилада из 3 комнат, разделенных дьверьми из оргстекла; температура в первой комнате всего +45 - для тихого отдыха, в самой жаркой третьей - +75 градусов. Удобные деревянные кресла с подлокотниками по стенам, деревянные дорожки, чтобы не обжечь ноги (большинство босиком). Сами полы везде из кирпича, а в модерновых банях - из метлахской плитки, что в обоих случаях не так горячо и, главное, не так скользко, как кафель. Развернув фартучек на 180 градусов, посетители превращают его из символического одеяния в как бы подстилочку для сидения, устраиваются в креслах и разворачивают "Непшпорт", "Непсбадшаг" или "Пешт эшти хирлап" - что свидетельствует о сухости воздуха и яркости освещения. Отапливаетс ясауна не ТЭНами, а обыкновенными паровыми радиаторами, которые, в совю очередь, питаются термальными источниками. Прогревшись и открыв поры для наилучшего воздействия целебных вод, следуют в бассейн. Он традиционно восьмиугольный - он таков в большинстве бань, даже новых, из-за того что 8-гранник был любимой фигурою у турок. А зала квадратная - и остаются 4 треугольника по углам, занятых малыми треугольными бассейнами с водою разной температуры, от 42 до 28 градусов. В каждый падает струя воды из трубы, причем в главном бассейне труба эстетически спрятана внутрь турецкой еще скульптурвы совершенно попартового характера - турецкий ваятель шестнадцатого века высек из мрамора очень правдоподобный кран с вентилем типа самоварного и 8-гранной гайкой. Из носа крана извергается 2 струи - одна, мраморная, напоминающая застывший лавовый поток, призвана нос этот подпирать, а вторая, настоящая, приятно массирует плечи и спины купальщиков, для которых под водою устроена особая удобная скамья. Кроме того, у одной из стен в полу бассейна открывается гейзерок довольно горячей воды, обильно газированной сероводородом - стоя над ним, одновременно пребываешь в ванне-джакузи, паришь ноги и наслаждаешься мягким теплом (+37) остальной окружающей воды. У противоположной стены, уже вне бассейна - фонтанчик, в который также выведен микрогейзер, то еле сочащийся, то бьющий 5- сантиметровой струйкой, то брызжущий фонтаном брызг до потолка. Вода теплая и вонючая, на вкус сладковатая. Ее пьют. Спарва от фонтанчика - окно в сауну, точнее, наоборот - из сауны в бассейн, чтобы веселее париться, а слева - прозраяная, как в сауне, дверь в паровую баню. Тут тоже никаких печек нет, вместо этого горячий пар из все тех же источников выходит из-под пола под полками. Это позволяет пользоваться освежающими душами прямо в парной, не опасаясь того, что пар "сядет". Пар такой густой, что, вытянув руку, пальцы на ней уже сосчитать трудно. В дальней камере - где пер выходит из-под полков - температура +65, а доходя до второй, сквозь незагороженный проем, она падает уже до 45 градусов. Это все очень полезно для органов дыхания. Есть в бане и шестой бассейн - холодный, уже у выхода. Это для тех, кто не имеет времени полежать после купания и массажа (кто его заказывает) в специальной комнате с мягкими кушетками, накрытыми свежими простынями. Индивидуальные же простыни лежат на подогретых стеллажах на выходе из бани, сухие и теплые, и ими очень приятно обтереться и обернуться. Ну и кроме всего этого, как я упоминал, имеются процедурные для грязевых ванн и аппликаций, массажа и всяческой физиотерапии, подводной и сухой тракции (вытягивания позвоночника) и прочего. Поликлиники и семейные врачи часто вместо лекарств выписывают пациентам баню, выбирая ту или иную по типу ее вод, дополняя баню процедурами и питьем воды из источников. Баню часто посещают перед работой (как я уже рассказал, она работает с 6 утра), причем при назначении врача появляется основание для законного опоздания, соответственно отметке в процедурном назначении. Банями лечат все, так что вообще непонятно, отчего будапештцы умирают. Цены же вот какие: просто купание в термальных бассейнах, с саунами и парилками, стоит порядка 1 доллара 80 центов (350 форинтов), процедуры же, в зависимости от сложности - от 100 до 1000 форинтов. 1000 ($5.20)- это массаж по полной программе.

Сами понимаете, я все это весьма заценил. А накупавшись, вылез из бани и полез в гору, вопреки пословице (или в соответствии с нею?) насчет умного, который в гору не пойдет, а я пошел. Это была гора имени святого Геллерта, чье изваяние украшает собою ее склон над банями Рудаш. Святой Геллерт меня вдохновлял - как-никак он пошел в гору задолго до меня. На горе жили древние венгры - язычники. Епископ Геллерт пришел проповедовать им христианство. Вероятно, у него, как и у меня, были лингвистические проблемы с мадьярами, и они объяснялись символическими жестами. Желая объяснить Геллерту, что проповедь христианства не близка душе мадьярского язынчика, они заколотили еепископа в бочку, укыканную изнутри гводзями, и скатили его с обрыва в Дунай. Трудно придумать более доходчивый символ неодобрения. Впрочем, вскоре после этого мадьяры таки приняли христианство и даже объявили Геллерта святым. А в честь его назвали холм и поставили там памятник - статую епископа с крестом в руке в фокусе колоннады (это уже гораздо позже), и под всем этим - искусственный водопад, который включают в 8 утра.

Стало быть, поперся я в гору... Это было не так-то легко по тридцатиградусной жаре, хотя дело значительно облегчалось тем, что через регулярные промежутки имелись обзорные площадки со скамеечками, где я отдыхал и наблюдал панорамы Будапешта. Долез до самого верха. Там помещается "Цитаделла" - некогда тюрьма, а ныне просто так себе невыразительная крепостица, бетонная такая. В ней имеются гостиничка, очень дорогая (но и очень скверная) пивная, да пара сувенирных магазинов. Я же попал туда, когда рабочие разбирали арматуру для запуска фейерверков; дело в том, что 20-е августа - день святого Иштвана (Стефана) - национальный праздник, обыкновенно отмечаемый чрезвычайным фейерверком. Жаль, я прибыл на день позже... Обозрев город с верхотуры (не в последний раз!), я начал спуск. По пути попал в небольшой детский парк с катальными горками, а из него вдруг вышел к необозначенному ни в одном из трех моих путеводителей пещерному собору (именно собору, трехалтарному). Собор действующий... Что интересно, я нашел как минимум три интереснейших достопримечательности, неизвестно почему нне указанных в путуеводителе...

А от собора я сошел прямо к отелю "Геллерт", знаменитому своими обширными купальнями. Это самые известные купальни города - по популярности с ними могут сравниться разве что купальни Сечени. Здесь есть простой бассейн и бассейн с волнами, бассейн с искусственными мини-гейзерами, терамльные бассейны, грязевые и жемчужные ванны, парные и сауны, даже солярий с бассейном для натуристов. Естественно, я отправился в купальни. Я хотел побывать в термальном бассейне и том, что с волнами, но это были два разных отделения, то есть вышел, оделся, прошел в другое место... Так что я пошел в термальный бассейн, который выстроен в стиле "модерн" (он же "Югендстиль" или "Сецессион"), это очень пышно и эдак... витиевато, затейливо, однако тутошние бассейны прохладнее бассейнов в банях Рац или Рудаш, и мне понравились меньше. Отмокнув положенное время в бассейне, я потопал дальше. По пути на единственной пересадочной станции метро, "Деак Ференц тер", заглянул в музей "малой подземки". Дело в том, что в Будапеште построено старейшее на континенте метро (в Англии оно еще старее, но все-таки Англия - не континент). В музее сохранены несколько старинных вагонов - еще всего 20 лет назад на линии 1 (желтой) ходили деревянные вагоны, почти такие же, как и сто лет назад. Теперь вагоны там новые, но все же совершенно иные, чем в "большом метро", на линиях 2 и 3 - где составы наши, родные, мытищенские. Вообще в Будапеште невероятно много разных видов городского транспорта: метро, малая подземка, автобус, троллейбус и трамвай, пригородные поезда НЕV (часть их путей пролегает внутри города, в том числе под землей, например, на станции "Batthyany ter" - откуда едут в Аквиникум, на Главную площадь (Фё тер) Обуды и в Сентендре, на остров Маргит и пр., - это похоже просто на пересадку в метро). Затем, имеются детская железная дорога, фуникулер, канатная дорога и зубчатая дорога. В довесок есть извозчики - в старой части города и на острове Маргит, но это уже скорее аттракцион. Есть и катера, но это тоже не транспорт в смысле средства сообщения, а экскурсионные кораблики. Проездные действуют на обоих метро, автобусахтроллейбусахтрамваях, на НEV в черте города и на зубчато-шестеренчатой дороге. Эту последнюю принято обычно называть фуникулером, но в Будапеште приходится различать, потому что есть фуникулер в виде поезда, который везет в Будайские холмы, у него есть третий, зубчатый, рельс и ведущее колесо-шестерня. А есть и фуникулер канатный - вагончики на рельсах, которые тянет канат, это для подъема к замку от набережной. Это, катати, не то старейший, не то один из старейших в Европе фуникулер...

От Деак тер (площадь Ференца Деака) я отправился к синагоге. В Будапеште некогда был огромный еврейский квартал (в начале века евреи составляли почти 20% населения города), да и теперь вокруг синагоги есть куча кошерных ресторанов и магазинов, например, в одном подвальчике продают кошерную сливовицу - я купил - и вино, а в паре кварталов оттуда занменитый мясник вот уже 45 лет делает кошерную салями, внесенную даже в путеводители. Кстати, очень даже ничего себе. Синагога весьма красива и тоже отдает в югендстиль; а вот окружающие кварталы так себе. С евреями и модерном связано еще одно любопытное место - еврейское кладбище с очень красивыми мавзолеями, куда я, правда, так и не попал, оно было закрыто.

День меж тем близился к завершению. Поужинав в кошерном же ресторанчике кошерной утиной печенкой, я усугубил это затем порцией чешского пива в кабаке (очень дорогом, как оказалось) "У Швейка", а потом с чего-то вдруг поперся в кино на фильм "Бэтмен и Робин". Фильм оказался исключительно скучен, несмотря на старину Шварца, и я ушел с середины. А на улице ко мне пристали мошенники, которых очень много в городе - подошли, помахали невразумительными "удостоверениями", предстаивлись сотрудниками полиции и попросили предъявить документы и деньги (якобы чтобы проверить, не занимаюсь ли я незаконными валютными операциями). Тут-то все просто - я потребовал пойти в участок, а потом, углядев каких-то солдат, стал их звать. Гаврики убежали, конечно...

Тут и сказочке конец. День прошел хорошо, и вот, хорошо весьма.




" - Народ... Народ не любит замыкаться в четырех стенах. Народу нужен простор.

Нужны поля и реки. Народу нужен ветер и солнце..."

(с) Л.Ф.Вунюков

23 августа, суббота.

На третий день затеял я съездить в Сентендре. Честному христианину и не догадаться, что эти бывшие язычники эдаким макаром произносят "Святой Андрей". Святоандреевск, значит. Как я уже упоминал, туда надо ехать электричкой, и занимает это минут сорок. Еще полчаса я слонялся вокруг вокзала, пытаясь у кого-нибудь узнать, как добраться до знаменитого Szabadteri Neprajzi Muzeum - этнографического музея под открытым небом. Я-то не знал его названия по- венгерски, а не по-венгерски никто не говорил. Наконец, меня направили куда надо, и через четверть часа на автобусе я оказался в чистом поле, где выгорожена огромная территория, застроенная копиями домов из разных районов Венгрии. Обстановка внутри точно соответствует таковой на рубеже веков, показаны всяческие мастерские, церкви, даже и с кладбищем, дома людей разного достатка и положения, школа и пр. В погребке при винограднике можно попробовать разное вино, в пекарне - эдакие сладкие калачи и пряники, в ресторанчике подают блюда поосновательнее. А на ферме по-настоящему держат скотину и птицу, словом, основательно и интересно сделан музей. Он все еще строится - добавляются новые здания, вот только что откырли "улочку задунайского ярмарочного города" (т.е. большой деревни, где устраивались уездные ярмарки). Все было весьма интересно (только устал я), но вот потом пришлось больше часа ждать автобуса - так что уж никакого желания посетить остальные достопримечательности Сентендре, как-то: музей керамики Маргита Ковача (очень, говорят, интересные и забавные скульптурки), Музей вина, МУзей марципана, Музей кукол и проч., уже не было. А жаль вообще-то. Кстати, Сентендре считается "городом художников", что-то вроде Монмартра, что ли - тут традиционно эти самые художники селятся. Привычка, наверно, такая.

С электрички я сошел не доезжая до конечной, на улице Тимар. Путеводитель (один из) рекомендовал при случае посетить тутошний ресторанчик "Голи Кишвендегло" у станции. Для этого, сообщала брошюрка, надо перейти по мосту автостраду и выйти к дунайскому берегу, где, дескать, в сени дерев пребывает названное заведение, известное всяческими блюдами из мозгов. Я перешел автостраду и в задумчивости остановился - передо мной было три выгородки из сетки-рабицы, за одной пацаны играли в футбол, за второй были сложены в штабеля какие-то лодки и ящики. А вот над воротцами в третий вольер была пристроена жестяная вывеска с несколько отличным от объявленного в путеводителе, но, несомненно, именно имевшимся в виду названием (тоже не единичный случай, кстати). Внутри загончика размещалась асфальтированная площадка, на ней стояли совершенно забегаловочного вида фанерные столики под пепсикольскими зонтиками; единственное (хотя большое) дерево представляло собой обещанную сень; с фасада площадка ограничивалась рабицей, сквозь которую открывался вид на автостраду и линию электрички, и какие-то унылые бетонные спальные блоки за ними, слева была пристроена дощатая веранда, тоже со столиками, а справа и со стороны Дуная, полностью закрывая вид на реку, размещалась уродливая, в стиле станционного сортира, беленая (при князе Арпаде, не иначе, ну в крайнем случае при короле Матиаше) постройка - кухня. Одна дверь вела в ее недра, другая, рядом, была помечена надписью FERFI - NOI, то есть "М - Ж" по- нашему. (я пошел вымыть руки - да, и тут стиль был соблюден строго: жестяная раковина, раскисший обмылок серого цвета, вафельное полотенце с огромным штампом на гвозде, лампочка без колпака). Словом, с виду тут могли кормить только крупнокалиберными макаронными изделиями с "котлетами домашними гов.", вечнозелеными сосисками да жареным в олифе хеком. Однако пахло вкусно! Признаться, я не понимаю, отчего при приличной еде не навести хоть минимальный декор. А еда-то была более чем приличная, хотя и не изысканная, если вы понимаете, что я имею в виду. Путеводитель прав - такие места надо рекомендовать.

Подошел официант, принес меню. Меню было только на венгерском. Тогда я сообщил, что желаю "швайншницель" - это он понял - с мозгами. Для выразительности я постучал себя согнутым пальцем по лбу, что могло бы выглядеть как обидный жест, если бы официант совершенно явно не был к нему привычен. Вскоре я получил желаемое - да, стоило зайти сюда, потому что отбивная, фаршированная мозгами, была отменна. Кстати, тот же путеводитель советовал избегать отбивной с гусиной печенью - и опять был прав, я как-то назло ее взял, и это было очень неудачное сочетание...

Ну, а завершил вечер я в бане Рац, и это был не особенно приятный опыт - я упоминал уже о нем, это та самая баня, где меня несколько шокировали несколько голубых пар. Мда. Хотя бассейн (не главный, где тусовались геи, а небольшой в соседнем зале) был по-правильному горяч, насыщен серой и великолепно снял усталость. Потом погулял до заката по набережной - солнце садилось за Будайские холмы и замок, и зрелище получалось великолепное, - выпил вина в borozo, да и поехал спать...

Так прошел третий день, и стала ночь. И сказал я, что это хорошо.




" - Говорил я тебе, Швейк, что ты этих мадьяр плохо знаешь!"

(с) сапер Водичка

24 августа, воскресенье. День обломов.

Утро начиналось хорошо и приятно - в бане Рудаш. Правда, по выходным она не только работает до часу дня, но и купаться можно только час вместо полутора. Кроме того, у меня порвались тесемочки фартука, и ключ утянул его на дно бассейна - это мелочи, во-первых, довольно много людей вообще не надевают фартучек, а (зачем-то) таскают в руке - как подстилку для парилки, вероятно, а во-вторых, куда бы этот ключ делся - бассейн мелкий. Однако это должно было бы меня насторожить, как и наглая черная кошка, старательно два раза перебежавшая мне дорогу еще у дома. Мне бы в этот день отсыпаться, скажем... Увы. Я пошел, обменял денег, да и сложил все сдуру в кошелек, а кошелек сунул в карман. А затем, входя в метро, почувствовал вдруг странное сопротивление соседей, вслед за тем - неожиданную легкость в кармане, затем двери закрылись, я уехал, а кошелек с более чем двумя сотнями долларов (в собственно долларах и в форинтах) остался на станции с чужим человеком. Мало того, в кошельке же, в прозрачном кармашке, лежал и мой проездной - а в Будапеште ездить зайцем неполезно, очень уж до фига контролеров. У меня же не осталось ни копеечки с собой. Пришлось отправиться на квартиру (к счастью, в этот раз контролеры не попались), взять еще немного денег и занять у хозяйки пару талонов - чтоб доехать до вокзала, где в воскресенье обменники работают. Очень мне не хотелось позволять какому-то гадскому карманнику портить мне отдых, я назло решил жить как ни в чем не бывало. Хорошо, за квартиру я уплатил вперед, и большую часть денег хранил в шкафу... Кстати, при выходе на вокзал контролеры таки стояли, так что правильно я талончики взял.

Погулял по острову Маргит, но эта прогулка оказалась совсем неинтересной: ну, парк, ну, на острове. Делов-то. Хотел зайти в купальню, зовумую "Пляж Палатинус" (на самом деле это не пляж, а бассейн, правда, с лужайками вокруг), но "в пруду было слишком людно", я и не пошел. Просто прошел два с половиной километра, затем сел в автобус, поскольку на нем было написано, что он идет до "Арпад Хид Алломаш" - "Станции у моста Арпада" (я запомнил название места по фонетической ассоциации - "апартеид"). Я хотел доехать до станции НEV с таким названием и погулять по Фё Тер - Главной площади Обуды. Однако, выехав с острова на мост, автобус повернул не туда! Оказывается, станция метро на другом берегу тоже зовется "Арпад Хид Алломаш" (что логично, так как мост там то же самый). Пешком через мост, плюс еще километра два - это было многовато, да по жаре, да в невыразительном северо-восточном районе, так что пришлось искать, а затем ждать подходящий автобус (а в воскресенье интервалы увеличены).

а Фё тер осмотрел забавную скульптуру "Женщины под зонтиками в ожидании автобуса", хотел зайти в музей основателя поп-арта Вазарели в замке Зичи, но там устраивали выставку "Цирк в венгерском изобразительном искусстве", и таскали картины и ящики. Попросили зайти после часу, но это уж было в лом. Так что я пошел в очень известный и, увы, не дешевый обудский рсеторан "Шипош Халаскерт" - "Сад рыбаков Шипоша". Он славится ухой халасле и рыбными блюдами - "жареной до синевы форелью", печеным карпом, отварным окунем и пр. Что может лучше помочь рассеяться, чем вкусный обед, да с вином? Вдобавок хотелось продемонстрировать не то себе, не то незнакомому вору, что хотя мне и придется теперь жить экономнее, но отказывать себе в невинных радостях жизни я не намерен. И я спросил халасле и белого вина. Принесли графинчик вина, глубокую миску с дымящимся красным супом, в котором плавали аппетитные перламутровые ломти рыб, куски картошки и что-то еще. Поставили рядом блюдце с целыми сухими стручками паприки, и официант жестами показал, что следует крошить ее и по вкусу сыпать себе в суп. Я раскрошил стручок, кинул щепотку в миску. Было вкусно, но не чересчур остро. Тогда я добавил еще пару щепоток. Стало вкусно и жгуче, жирная рыба прекрасно гармонировала с паприкой. о я не учел, что по мере того, как перец будет настаиваться в горячем супе, он будет становиться все острее. Вскоре рот жгло, а лоб мой покрылся обильным потом. непроизвольно смахнув его с уголка глаза, я коснулся века той самой рукой, которой перед этим крошил огненный перец... Короче, пришлось с непринужденным видом, делая вид, что я довольно часто за обедом начинаю плакать (сохраняя улыбку), встать и отлучиться для долгого умывания... Удовольствие было испорчено. Я пытался поправить дело в небольшой кофейне-кондитерской, пирожное было восхитительно, но официантка споткнулась о ноги какого-то немца и плеснула мне на голые ноги (я был в шортах) горячим кофе. Тогда я направился в Будайские холмы. Шестеренчатый фуникулер был неинтересен - почти всю дорогу вокруг были просто довольно невыразительные дома; зато детская железная дорога была хороша. Ее построили в 1948 году всего за 2 месяца, и на ней работают детишки 10-14 лет. В частности, в нашем вагоне работали три очаровательных девчушки-контролера, они же проводницы. Вагоны - открытые, то есть крыша и перильца, и это здорово, потому что пейзажи с дороги открываются просто великолепные, а запах!.. Будайские холмы - места с почти не тронутыми лесами, а леса в основном из дуба и бука, и пахло тут чудесно. Пару раз я видел оленей, только не успел сфотографировать. Я сошел на середине дороги, на станции Янош-Хеги, поскольку тут, согласно буклетику железной дороги, находилась башня Эржбет, самая высокая обзорная точка Будапешта, а от нее я намеревался спуститься по канатной дороге в город. Поскольку до башни от станции километр или около того, а я ехал предпоследним поездом. И вдруг встречные сказали, что канатная дорога-то уже закрыта - она до пяти! Я побежал назад, и все-таки поймал последний поезд, а не то топать бы мне вниз по склону часа два с лишним... Я был сердит.

Так прошел четвертый день, и стала ночь. И сказал я, что это все не очень хорошо...




"Лавр Федотович задумчиво рассматривал озеро перед собой, словно бы прикидывая, нужно ли оно народу..." (с)

25 августа, понедельник.

В этот день я не пошел в баню, хотя встал рано. Как всегда, позавтракал стаканом красного вина с любимым фруктом россиян - бананом. И отправился на Балатон. На вокзале возникла заминка: я попросил билет "до Балатона" (то есть сказал "Балатон, битте!" и выразительно помахал рукой, изображая, что намерен поехать "туда и обратно". Но кассирша спросила по-венгерски - "Куда на Балатон"? - и показала карту. Озеро все опутано железными дорогами. Куда, куда! А то я знаю куда! Возьми да продай туда, куда сама поехала бы. Ну, ладно. Вот как будто самый крупный город - Балатонфюред, да и на табло именно дотуда больше всего поездов. Значит, и уехать легче будет. Вот туда-то я и поехал. Ехать устал жутко. Правда, поезда удобные - во втором классе вагоны или как наша электричка, но сиденья не 3-местные, а 2-местные (то есть каждое место просторнее), причем кресла разделены поднимающимися подлокотниками и эдакими ушами, как в "вольтеровских" креслах, чтобы пассажиры не дышали друг другу в лицо, под окнами устроены маленькие столики, урны, а треть вагона выгорожена для курящих. Перегородка не дает дыму проползать в отделение для нормальных людей. Наконец, двери вагонов не автоматические и не запирающиеся, а только снабжены уведомлением об опасности, могущей проистечь от высовывания в открытую дверь во время движения. Второй тип вагонов второго класса имеет проход не посередине, а сбоку, и счетверенные кресла размещены в отдельных купе с прозрачными дверями, часть купе - для курящих. В этих вагонах куда спокойнее и тише, а если народу немного, то и поспать можно, развалившись на диванчике с поднятыми подлокотниками... Приехал. Оказалось, попал довольно удачно - Балатонфюред издавна славился как "гнездо богемы", в частности, именно тут каждое лето жила та самая Блаха Луиза, "Венгерский соловей". В ее доме теперь гостиница. А еще тут находится знаменитая кардиологическая клиника и минеральные источники, неподалеку на полуострове заповедник. Но я долго не мог попасть к самому Балатону. Вот он, за домами, метрах в ста от силы, но сплошной стеной стоят заборы с надписями - "Частная собственность", "Вход воспрещен", "Только для гостей отеля", "Только для членов яхт-клуба"... Везде живет Тилос Аз А - так по- венгерски именуется знаменитый дедушка Пятачка, Посторонним В. Наконец, подошел к Променаду - набережной-парку, и к пристани. Прокатился по озеру на катере. Полюбовался мутной, серо-голубоватой водой; цвет и мутность ее - из-за взвеси частиц глины, которая якобы тоже целебна. Потом прогулялся по Променаду и искупался на платном пляже - вернее, помок, потому что и в сотне шагов от берега глубина была едва по грудь. Очень "детское" озеро.

Многие приезжают на Балатон надолго. Я бы не смог все-таки. Я предпочитаю ходить, ездить, смотреть, а не валяться на пляже. К тому же цены тут, на курорте, просто злодейские... Стакан пива выпил, не спросив цену - содрали 450 форинтов, а большой шницель "у св.Юпатоса" стоит 375!.. В общем, после купания сходил к "фонтану" - на самом деле это беседка с кранами для минеральной воды у Курхауса, - и на вокзал! И еще три с половиной часа в поезде. Почему-то на час дольше, чем из Будапешта.

Есть, конечно, на Балатоне и другие места. Заповедники там, острова... Но я там не был. Может, там интереснее?..

Так прошел четвертый день, и стала ночь. И сказал я, что это хорошо, пусть и не весьма.




"В таинственных двоpцах Непала,

Ловя мышей пpи свете тусклом,

В забpошенных сыpых подвалах

Тоpчат и тащатся вуглускpы".

(c) Andy Grigoriev, 2:5030/133.10

26 августа, вторник.

Будильник, как повелось, зазвонил без четверти пять, я встал, ополоснулся под душем, побрился, выпил стакан вина, закусил бананом, поехал в баню. Накануне я застудился, что ли, и потому подольше посидел в паровой бане - дышал. Кстати, называется эта парная жутко - "gozkomra". Посидел в горячей воде, потом в теплой. Выпил кофе, словом все как всегда. Затем пешочком дошел до дворца, осмотрел дворец. Там библиотека и два музея - исторический и венгерского искусства. Что удивительно, никакого удовольствия, хотя вообще-то я музеи люблю. То есть экспозиции интересные, всего интереснее показался мне раздел ХХ века в Историческом музее. И еще с удовольствием вышел во внутренний дворик, откуда поднялся на дворцовую башню - вид с нее хорош. В Галерее позабавила парная статуя - не читая табличек, я назвал бы их "Девушка, отлавливающая блоху" и "Девушка, выдавливающая прыщик на плече". А оказалось - Флора и Фауна... Затем прогулялся опять по Старой Буде, только по другой уже улице. Неожиданно наткнулся на неуказанный в моих путеводителях (опять!) объект - Лабиринт. Это, значит, система пещер, которыми известняковое основание города изрыто на манер швейцарского сыра, и которые были в течение веков расширены, укреплены и где надо - соединены переходами, лестницами и лазами, или, наоборот, разделены стенками. Тут устраивались укрывища для припасов, винные погреба, тут у турок была темница, а у немцев - подземная как бы крепость. Правда, в первые же дни войны бомбежки разрушили системы водоснабжения и канализации Буды, и пришлось немцам пользоваться древними колодцами. А у венгерских гэбистов тут было что-то подслушивающее плюс потайные проходы под Замковой горой. Сейчас в этих подвалах (из которых, говорят, можно попасть практически в любой дом Старого города, даже в собор и в постамент одного из памятников), находится кроме всего прочего полностью готовый к работе госпиталь, устроенный еще немцами (только оборудование там теперь обновлено). Госпиталь после войны использовался дважды - во время событий 1956 года и во время сербской войны.

Потом я наконец сумел подняться к башне Эржбет. На этот раз не детским поездом, а канатной дорогой - вид с нее открывается отличный, а подъем занимает больше десяти минут. С башни же удалось рассмотреть на горизонте снежные вершины Татр, город внизу и покрытые лесами холмы вокруг... Спустившись же, решил посетить баню Лукаш, в которой, если верить путеводителю, был мужской день; однако оказалось, что на самом деле недавно баню сделали общей, а мои плавки сохли после Балатона дома. Напрокат же... ну, сложно у них с размерами, не учитывают нужд людей достойного вида. И потом, в бане - в плавках! Это, как мне кажется, дико. И неудобно. Тьфу. Пересек тогда Дунай (не вплавь, конечно, а по мосту), погулял возле базилики св.Иштвана, Парламента (кажется, самый большой в Европе... если я не ошибаюсь... или в Бухаресте еще больше отгрохали?), возле Почтово-Сберегательной кассы, забавного здания, сплошь облицованного керамической плиткой и фигурками, даже крыша у них керамическая. Там очень дешево и очень вкусно пообедал в "Tukori Sorozo" (кстати, точки и штучки над буквами я тут, как и во многих других случаях, опускаю из-за ограничений клавиатуры). "Тюкёри Шёрёзё" он. Шорозо (шёрёзё) - пивная, борозо (бёрёзё) - винная. Да. Суп у них очень хорош - "суп сбора урожая", с колбасой, овощами, сметаной и паприкой... А цены низкие удивительно, тем более - для центра города.

Вечером устроил постирушку. Вообще-то Роза берет за пользование машиной небольшую плату, но с меня денег не взяла. Говорит, за то, что долго живу у них. Может, жалеет из-за кражи?.. Потом лег спать, поскольку встаю я весьма рано. Но уснуть не мог. В соседнем доме была гулянка - до часу ночи пели песни, Роза потом объяснила, что это к ним родственники из деревни приехали. Ну, пели, кстати, не так плохо...

Так прошел шестой день, и стала ночь. И сказал я, что это хорошо.




"Никто, никто, тирлим-бом-бом,

Не может догадаться

Куда идет премудрый гном -

А гном идет купаться!"

(с) Премудрый Гном

27 августа, среда.

Бьюсь об заклад, никому не угадать, куда я отправился с раннего утра. Ну что, с трех-то попыток? В кино? Нет. В магазин? Опять не попали. В баню Рудаш? Гм, догадливые какие... Туда я и пошел, пропустив с утра своеобычный стакан красного (а я так питался - с тура стакан красного с бананом, после бани крохотная чашечка крепкого кофе, потом около полудня апельсин, часа в четыре что-нибудь необременительное, а ближе к семи вечера - основательный ужин с пивом и мясом. Ну, и по обстоятельствам стаканчик пива или вина, с газировкой или без). Оття-ааг... баня-то...

А между прочим, я забыл сказать: они и в горячем бассейне газеты читают. Представьте себе газету, толстую такую, ну как три "Комсололки-толстушки". И она, конечно, мокрая. Вот как ее читать, как страницы переворачивать?.. Однако читают.

Ладно. Оттяг. Да...

Из бани на автобусе доехал до пещер Палвёлги в Будайских холмах. Я писал уже - их там многие и многие километры, разведано более 15 км, и постоянно разведываются все новые. В этих - экскурсия на час, и скажите - в каком еще столичном городе есть настоящие обширные карстовые пещеры, буковые леса и горячие источники прямо в черте города?..

Пошли. Экскурсоводша предупреждает: сейчас будет низко. И приходится идти согнувшись - сразу очень отчетливо ощущаешь, что над тобой - сотня метров камня (вместе с холмом-то!). А сейчас, говорит, станет узко. И становится еще и узко - я плечами трусь о влажные стены. А теперь, сообщает, будет еще и круто... Ох, кру- уто!.. Очень крутая лестница, с чрезмерно высокими ступенями, да еще и узкая - я еле-еле прополз. В одном месте пришлось задержать дыхание и протискиваться боком метров пять... Уж не могли для экскурсантов расковырять дырку пошире! Когда влезли - в глазах темно, дышать тяжко, экскурсоводша демонстрирует сталактиты и сталагмиты - "Это Крокодил, это Удав, это Слон, это Орган, это Белоснежка и гномы..." - а мне уж и не до сталактитов. Но ничего, отдышался. В пещерах +10, а на улице - +33 в этот день было. Вышли из пещеры - точно в духовку. И все-таки пещеры замечательные...

После на "малой подземке" поехал на Площадь Героев. Это, действительно, большая площадь, над которой возвышается столп с архангелом Гавриилом, который являлся, кажется, святому Иштвану... Затем, вокруг столпа, сидят на конях князь Арпад и прочие героические персонажи, а в колоннаде, замыкающей площадь, разные выдающиеся граждане. Часть из них когда-то изображала династию Габсбургов, но американцы так ловко бомбанули это место когда-то, что как раз по Габсбургам и пришлось. И потом, когда памятник восстанавливали - уже при Советах - то вместо Габсбургов поставили туда Яноша Хунъяди - героя-туркоборца, - и еще кого-то там, типа гаероев буржуазной революции 1848 г. (да-да, буржуазной, и ее годовщину даже праздновали в коммунистические времена!). Это все - Памятник Тысячелетия Венгрии. Справа и слева от площади - музеи, Художественный и выставочный зал. По Художественному я прошел - хороший музей, но обыкновенный: голландцы, итальянцы, немцы, испанцы... Распятие, Пьета, святой Франциск, натюрморт с дичью, натюрморт с рыбой, натюрморт с плодами Земли, катание на коньках на каналах, пейзаж с лесом, парадный портрет графа такого-то, опять распятие, опять всякие святые, и т.п. Засим с облегчением вышел на улицу и направился в парк Сечени. Посредине его возвышается забавное сооружение - такой замок, собранный из элементов занменитых архитектурных памятников Венгрии, от готических до барочных, построили "это" - крепость Вайдахуняд - к праздинку 100-летия страны, открыли для посетителей в 1905 году. Причем сначала построили из дерева, чтобы показать историю архитектуры Венгрии, намеревались потом снести, но то, что вышло, так понравилось отцам города, что решено было выстроить крепость заново, уже из камня. Внутри - ресторан и Сельскохозяйственный музей. А название дано в честь одноименной трансильванской крепости...

Тут же, рядом - "Веселый парк", то есть городок аттракционов. Большинство аттракционов - настоящий антиквариат, например, деревянные "американские горки" или карусель с лебедями и лошадками, или, из более поздних времен - "У-ракета", то есть действительно ракета с местами для зрителей внутри, типа салона самолета, все садятся, на экране впереди демонстрируется донельзя заезженный ролик, смонтированный из эпизодов "Звездных войн" (несомненно, украденный сразу по выходе фильма), а ракету сообразно с движением на экране трясет и качает. Затем, пещеры ужасов, силомеры, качели, горки (не с тележками, а на заднице съезжать, на коврике), тиры, бросание колец и прочее в этом духе.

Через дорогу - купальня Сечени. Тут открытые бассейны, простой и термальный (не очень горячий). Этот последний знаменит тем, что, во-первых, тут купаются и зимой, а во-вторых, тут часто можно видеть людей, играющих в шахматы на плавающих досках... Возле купален я встретил русских туристов с автобуса - бедняги, ничего-то они не увидят, самое интересное пропустят... Пока купался, собралась гроза. Переждал ее в борозо, затем зашел в супермаркет, купил там - ну, сальца простого (дома натер чесноком), сальца с паприкой, салями, луку, огурчиков маринованных, а дома у меня была бутылка хорошей водки. Пригласил Тангейзеров - посидели, выпили, умилились общим кулинарным привязанностям и духовным ценностям, потом Бела убежал смотреть какую-то важную футбольную игру (что может быть важного в этом ногодрыжестве и рукомашестве?), а Роза, побуждаемая моими расспросами, дала несколько ценных советов. А там разошлись, я прибрался - и баиньки.

Так прошел седьмой день, и стала ночь. И сказал я, что это хорошо.




28 августа, четверг.

Этот день я отложил для покупок. Купил пару бутылок самого дорогого из общедоступных Токаев - на мой вкус оказавшегося чересчур сладким и крепким, это Токай ASZU. Попробовал в еврейском ресторане вареную говядину с фирменными фруктовыми подливками, ах да, с утра был в бане, конечно.

Да, вспомнил - меню в ресторанах забавные часто. К примеру, "pork suddenly roasted in fat", "homemaden fatrs". Первое должно значить не "внезапно" зажаренную свинину, а "быстро обжаренную". А второе - не "пУки домашних дев", а "пирожные по-домашнему"...




"- Как это ухитрились построить такой высокий минарет? - спросил кокандец.

- Очень просто, - отвечал Насреддин. - Выкопали колодец, обложили камнем да и вывернули наизнанку."

29 августа, пятница.

Уж вам, верно, надоело, что рассказ про каждый день начинается с бани. Что делать! Против правды не попрешь - "потому что это, видите ли, Истина" (с) Р.Шекли, "Заяц". Только я поехал строго к 6 утра - к самому открытию. Но на поезд опоздал все равно - причем всего на одну минуту, причем из-за того, что побежал к поезду, который пришел из Эгера, вместо того, чтоб бежать к тому, который уходил в Эгер. Ах да, я же не сказал. Это мне Роза посоветовала. Езжай, говорит, в Эгер. Есть, говорит, на что посмотреть. Я и поехал. Правда, до поезда оставалось два с половиною часа, так что я решил пройтись до расположенного невдалеке от вокзала Келети (КЕлети Палайоудвар) городского кладбища, где якобы есть красивые памятники, а на примыкающем еврейском кладбище ряд склепов считается выдающимися памятниками стиля модерн. Увы, кладбище было закрыто. Кое-что я все же рассмотрел из-за ограды, но лишь кое- что; а на еврейском кладбище, помимо всего прочего, бродили по заросшим дорожкам (оказывается, иудаизм не требует никакого ухода за могилами) огромные собаки. Дело в том, что кладбищу, особенно мавзолеям, грозит две опасности - туристы, которые не прочь отковырнуть, например, золотистый изразец от лучшего из мавзолеев - мавзолея семейства Шмидль, и вандалы-антисемиты. Антисемитизм в Будапеште был довольно силен даже в начале века, когда евреи составляли почти пятую часть городского населения, а после войны (Второй мировой) он даже усилился, потому что выжившие евреи, которые, естественно, не запятнали себя сотрудничеством ни с хортистами, ни с немцами, охотно брались на службу советской администрацией и быстро заняли огромное количество постов в партии и администрации. А начальство кто же любит, особенно в свете дальнейшего развития событий в Венгрии...

Короче, вернулся я на вокзал, нашел свой поезд. Правда, не без труда. Вот вроде бы путь мой, но в вагоне на вопрос "Эгер?" отвечают - "Нем!" И в соседнем вагоне то же... Потом оказалось, полсостава на полдороге отцепляют и эти вагоны едут куда-то еще. То есть надо было сесть в передние вагоны.

Ехал часа два, смотрел на кукурузные поля и виноградники. Потом на пустые поля, где жгли стерню. На деревушки - все из крытых черепицею домиков, в каждой совершенно стандартная церковь, так что и до времен 3-й и прочих улиц Строителей людей тянуло к штамповке. Хотя, конечно, между церковью с часами на колокольне и спальной коробке разница есть...

Как всегда, на вокзале купил карту и прикинул маршрут. Прежде всего проверил, какие есть обратные поезда (последний уходил рано, в полседьмого), потом пошел на автовокзал - узнать, что с автобусами (последний уходил аж в пять). То есть на все про все было чуть меньше шести часов.

Разработал маршрут, пролегавший в основном через историческую часть города (по карте ее найти легко - это где больше всего музеев и церквей показано). Кроме того, в Эгере для удобства гостей во многих местах стоят указатели со стрелками: "Вокзал", "Долина доброй женщины", "Базилика", "Минарет", "Замок", "Купальни"... Осмотрел базилику - здание настолько огромное, что воспринимается слишком грубым, как вокзал, например, причем это впечатление усугубляется тем, что нету места (кроме как с замковой горы и минарета), откуда базилику можно было бы увидеть всю целиком. После этого добрался до местного музея вина, но он был закрыт. Пришлось ограничиться соседним подвальчиком-борозо...

Потом по крутой мощеной улочке спустился к какому-то собору и улицей, похожей на наш Арбат (дорогие магазины) прошел к площади, опять-таки с собором и двумя скульптурами, на которых бравые венгерские освободители с булавами, секирами и саблями рвались бить турок. Эти мне турки, никто-то их не любит. Князь Олег им на ворота щит приколачивал (правда, тогда они были греки, да не в этом дело, да и какая разница), Потемкин-Таврический их метелил, господарь Влад Цепеш (ака Дракула) им тюрбаны к макушке приколачивал, писатель Вершинин их заклеймил в "Ущелье трех камней", а у Гоголя, помните, Афанасий Никитич все стращал бедную Пульхерию Ивановну, что пойдет воевать с турками... Правда, говорят, в учебнике немецкого языка прошлого века было упражнение для перевода: "Кто имеет друзей? Турки их имеют." Хотя и тут не вполне ясно, в каком смысле турки "имеют" друзей...

Некоторое время я стоял на мосту через реку Эгер - гордым словом "река" здесь зовется ручей в метр или полтора ширины, впрочем, судя по руслу, по весне ручей этот вздувается и несется потоком аж трехметровой ширины. Редкая мышь доплывет до середины его (мышь - потому что "Эгер" и есть "мышь" по-венгерски). Стоял, тянул через соломинку замороженный в ледяную кашу апельсиновый сок и думал, куда сперва пойти - к Минарету или же к замку. Решил в пользу минарета. Называется минарет Кетхуда, но что такое Кетхуда (или кто такой), я так и не узнал. Он стоит на маленькой площади, возвышаясь на полсотни метров, и наверху у него крест - выгнав турок, венгры посшибали и полумесяцы. В минарет пускают, и я не мог не вскарабкаться туда, чтобы полюбоваться панорамой города (город-то малоэтажный).

За вход брали 40 форинтов. Это, конечно, мало - за столько можно выпить стаканчик ("2 деци") дешевого вина или проехать 3 остановки на метро. С другой стороны, стаканчик вина - это стаканчик вина, а не уксуса, и на метро ты не бежишь за свои деньги по рельсам, а все-таки едешь. Тут же... Минарет, видите ли, тоненький, стройненький. А я - увы, нет. Внутри у минарета - спиральная лестница, причем ширина ее как раз такова, что я входил в нее, как поршень в шприц. Правда, форма сечения у нас была все-таки разная, поэтому мимо моих у шей и ног свистел ветер - минарет, как всякая труба, создавал довольно мощную тягу. Я разулся (не из уважения к исламским традициям, к тому же минарет все равно окрещен, а чтобы сандалии не скользили на очень гладких, крутых, высоких и притом невероятно узких ступенях, у оси спиральной лестницы они были сантиметров пять в ширину, а у стены - от силы десять), сдвинул сумку на спину, а фотоаппарат на живот и начал подъем. На полпути мне стало страшно: если, подумал я, мне вдруг станет тут плохо, меня ведь никто не вытащит отсюда, да и врач, даже если поднимется к моему телу, будет иметь доступ лишь к нижней моей части! А что будет с парнем и девушкой, которые залезли наверх передо мной? Они останутся наверху, на балкончике муэдзина, навсегда!.. Потом я успокоил себя тем, что в крайнем случае спасатели поднимут к верхней части лестницы бочку солидола, вольют ее в лаз, и я живенько вылечу вниз, хотя бы ценой отбитого о ступеньки зада...

Короче, залез я наверх. Меня сильно поддерживала та мысль, что в недобрые мусульманские времена муэдзину приходилось карабкаться сюда по пяти раз на дню! А мне - лишь раз, причем не в день, а за всю жизнь (на э т о т минарет - ведь мне уже приходилось лазить на минареты в Дели, Агре, Аурангабаде...). Вид был хорош, а вот балкончик - не очень. Сам он был узенький, сантиметров сорок, а перильца - тоненькие (железные, но тоненькие), а высота перилец - ниже пояса... На перильца такой высоты удобно опираться, как бы присаживаясь, но - на земле, а не на верхушке минарета. А у меня высотобоязнь... Зажмурившись, я полюбовался видами Эгера и сделал пару снимков. Потом медленно перевел взгляд от линии горизонта (на которую смотреть не страшно) к подножию минарета, пошатнулся и чуть не упал. Причем не вперед, а назад, в лестницу. И безо всякого солидола...

Вылез. Это, кстати, было труднее подъема - не видно, куда ноги ставить, и вообще. Присел отдышаться за столик ближайшего кабачка. Перевел дух и, расплатившись за вино (копейки! Три раза вскарабкаться на минарет!), полез теперь на Замковую гору. Полюбовался казематами, паноптикумом, памятными крестами на верхушке, готическим дворцом и парнями в одеждах турок и венгерских патриотов - первые напоминали "полный доспех бухарского еврея", описанный в "Золотом теленке", вторые - лопоть толкинутого из Нескучного сада, и обе разновидности ряженых были вооружены совершенно толкиноидными деревянными топорами и салбями, крашеными черным лаком и серебрянкой... Потом заметил подвал с вывеской на тех языках - "Луковая галерея". В смысле не репчатого лука, а из которого стреляют. Спустился. Действительно, стреляли из лука - и мне дали за два с половиной минарета. Я даже попал три раза из трех, на двадцати шагах: один раз - в край мишени, один раз - в турка (он не мишень, он для декору нарисован) и один раз - в столбик, всего-то в руку толщиной (но это, правда, случайно). А потом обнаружил рядом еще одну галерею, в которой был уже винный погребок. Тут стояли бочки с "Серым монахом" ("Szurkebarat"), "Бычьей кровью" ("Bikaver"), мушкательвейном, каберне, мерло, пино нуар, шопроньской франковкой, балатонским совиньоном и прочими. На специальных стеллажах лежали пустые бутылки для желающих купить винца с собой; за стойкой тянулись ряды бутылок с палинкой из самых разных фруктов, настойками, ликерами и иными крепкими напитками. В саму стойку вделан был кран для содовой - делать froccs, смесь вина с содовой в разной пропорции. Скамьи были покрыты холстинками, а на крышках столов были выжжены (тьфу - зацепило: "стекло было разбито, морда была перекошена...") шахматные доски. За одной два мадьяра почтенного вида - один в костюме, со шляпой-тиролькой, лежащей на лавке, второй в жилетке, при пышных усах и кривой трубке - играли в шашки. Кстати, в первый раз вижу тут шашки. Везде играют в шахматы, даже в купальне Сечени. Впрочем, шашки были не простые - винные. Один играл маленькими, не винными, а такими по пол-децилитра (50 г) стопочками белого вина, у второго такие же стопочки были налиты красным. При мне они доиграли партию и расставили заново, только теперь они поменялись - тот, что ходил белыми и ел красные (то есть пил их), налил противнику белого, а другой в порядке ответной любезности заполнил шашки первого "Бикавером". Вот интересно, а дамки у них в игре есть? Я не видел. Ведь немного вина все равно на стенках остается - дамки бы им весь стол закапали!

Не стал я дожидаться конца игры, а допил второй стаканчик и пошел к симпатичной барменше - узнать, куда дальше идти.

Подошел я к ней, к симпатичной барменше, да и спрашиваю: а что, дескать, у вас тут за Улица Красивых Девушек? Beautiful Girls' Street? Она не понимает. Ну как же, говорю. Мне сказали: непременно надо побывать на Улице Красивых девушек... Она не понимала, не понимала, а потом как захохочет! Да не Улица Красивых Девушек, а Долина Доброй Женщины! Nice Lady's Valley! И стала пересказывать хохму венграм. Я покраснел, смутился, стал объяснять, что вовсе ничего "такого" в виду не имел, просто квартирная хозяйцка сказала, мол, в Эгере надобно это место посмотреть... В конце концов мне объяснили. И пошел я, и пошел туда... Понемногу пошел дождь. Сперва мелкий, он даже был приятен - весь день было за тридцать, и я уже устал от этого. Но потом дождь усилился, сменился ливнем, и я промок до нитки. В сандалиях хлюпало, шорты прилипли, а майку я снял, потому что она стала просто как пластырь. И я все шел под дождем, а Долины Доброй Женщины все не было. Кстати, я ведь так и не узнал, ЧТО это такое, собственно. Только - где.

Вот наконец и она. Это, как оказалось, такое специальное место - действительно долина. Вокруг холмы, виноградники. В середине - паркинг, карусель, сувенирная лавка. А вокруг - штук десять винных погребов, в смысле не распивочных, а вот где бочки хранят. То есть там и пьют тоже - наливают из дубовой бочки, да в толстостенные стаканчики из дрянного пузырчатого стекла или в разного размера бутылки, или в свою тару, какая есть. Правда, бОльшая часть погребков была закрыта. Но мне хватило того, что осталось. Я еще зашел в ресторан, съел "kolbas" по- крестьянски, жареный, чтобы не окосеть, а потом взял такси и поехал... Кстати, такси - штука вообще хитрая. В Венгрии ее брать не советуют, особенно если авто дорогой марки, а паче всего в аэропорту. А уж кто берет, пусть договаривается о цене заранее, да не просто так, а сперва узнав примерную цену поездки от третьего лица (портье в гостинице, квартирной хозяйки, и т.п.). Но тут было слишком мокро. Да и сговорился я нормально.

А поехал я... не догадались? В купальню я поехал, вот куда! Там у них есть такой как бы парк, платишь за вход, разоблачаешься в огромной раздевалке у входа (на сей раз плавки были со мной), и топаешь через парк к бассейнам, что у старинной турецкой бани. Бани венгерские патриоты не разрушали, понимали, что самим пригодится.

Я влез в первый бассейн, около которого специальный стенд на разных языках (в том числе и на русском) разъяснял, что это - радиоактивный (вероятно, радоновый?) бассейн, питаемый местными источниками, что он помогает от болей в мышцах и суставах, того-то и того-то, а противопоказан тогда-то и тогда-то. Душ на ведущей из бассейна лестничке (прямо на ней) был снабжен черным по желтому плакатиком - "СМОЙ РАДNОАКТNВНYЮ ВОДY!". Пока я нежился в бассейне (вход в него был бесплатный, из чего я рассудил, что он безопасен при отсутствии упомянутых контраиндикаций и при соблюдении времени купания), иногда я поглядывал на деревья вокруг и на большой термометр на столбе. Деревья начали гнуться - подул сильный северный ветер, а термометр стал стремительно падать. Когда я вылез из голубых радиоактивных вод, я вдруг понял, что мне ну совершенно не хочется обмываться под душем. Потому что из него брызгала ледяная вода, а температура упала уже до 15 градусов. Тогда я побежал в следующий бассейн, уже серный, и в нем было +42. И даже съехал в него по эдакой сложноизогнутой горке. Разнежился, распарился, и вдруг сквозь клубы все более сгущавшегося пара увидал часы: до поезда оставалось полчаса. Я выскочил из воды и - мокрый и голый (ладно б совсем голый, а то ведь в мокрых, липнущих плавках типа "бермуды" - а по- нашему "семейные трусы"!) - пошлепал к раздевалкам через весь парк. Метров четыреста... А термометр нагло сполз уже до 11 градусов. На вокзал я успел, оказался в купе один и лег, утомленно растянувшись на четырех сиденьях с поднятыми подлокотниками. Контролер заглянул, проверил мой билет и, видя, что я засыпаю на ходу, выключил свет в купе (остался только свет из коридора). Добрый человек. Сам бы я, кстати, выключатель не нашел. И я спал до самого Будапешта, вот только холодно было - и шорты, и майка были после дождя мокрые, а вагон не только не отапливался (с чего бы, утром было 30!), но и прекрасно вентилировался... Так что, прибыв в Будапешт, я завалился в "#80" и вознаградил себя за трудный, полный лишений и воздержания день.

Так прошел девятый день, и стала ночь. И сказал я, что это хорошо.




"Простые радости земли - - такие, как кисель и молоко..."

(с) "Несчастный случай"

30 августа, суббота.

Верный привычке, встал без двадцати пять, поехал в "Рудаш". Кстати, прекрасно действуют эти бани: ушибленные мои ноги практически совсем перестали болеть, и я запросто таскался по холмам, башням, пещерам и минаретам.

Автобус в Холлоко отходил от автовокзала "Непштадион" в полдевятоого. Так что я успел еще позватракать кофе и бутербродом с салями и салатом - если в жаркие дни стакана вина и банана запросто хватало на полдня, то в этот день было довольно прохладно и ветрено, и как-то ощутилась некоторая дисгармония.

Ехали около двух часов. Во время остановки в городишке по имени Paszto я чуть не остался в нем - это Пасто прилепилось к подножию высоких лесистых холмов, за которые цеплялись провисшие от воды облака. В самом буквальном смысле - видно было, как облака наплывают на холмы, полностью закрывая верхнюю их треть, как прокатываются через лес, и уходят, теряя серые клочья. Вдруг захотелось плюнуть на все и вскарабкаться на холм, и чтобы оказаться прямо в туче... Но я переборол эти романтические позывы и вернулся в автобусу. Последние полчаса до Холлоко я ехал один - все прочие пассажиры сошли по пути. Я уж решил, что окажусь единственным поестителем в деревне, но позже оказалось, что нас, посетителей, собралось там человек сорок. Но в основном это венгры, иностранцев мало почему-то, из-за погоды, что ли?

Холлоко - деревня народности палок. Не в смысле деревянных пАлок, а палОк. Они живут в старинных домах, то есть это не такой музей, как в Сентендре, а жилая деревня, хотя и заповедная. Правда, над черепичными кыршами торчат антенны и кое-где спутниковые тарелки, во дворах стоят автомобили, а очень красивые народные одежды палоки одевают только по праздникам (и очень жаль, я в одном из шести сельских музеев видел и одеджу, и фотографии селян в ней. Красивая одежка!). А музеев в деревне действительно многовато для такого маленького - полторы улицы - поселения (есть еще новое Холлоко, но там смотреть особо не на что). Это Музей почты, Музей народного костюма, Музей керамики, выставка (и она же магазин) народных промыслов, Музей Холлоко (крестьянский дом с интерьером ХIХ века) и музей при замке. Кроме музеев, есть еще 2 магазина сувениров, ресторан, лавочка "кофе, чай, мороженое", два винных погребка-borozo и 5 гестхаузов - в тех же деревенских домах устроены спальни, на 2-6 кроватей, причем все такое патриархальное, с кружевными и вышитыми рушниками и занавесочками, с домоткаными половиками, изразцовыми печками... Замок же возвышается на холме, окруженном виноградниками. Впервые он упомянут в летописи 1310 г., но согласно ей, к тому времени замку было уже около полувека. С замком (разумеется!) связана легенда: якобы князь Качич (а этот район принадлежал роду Качичей) умыкнул прекрасную поселянку (крепостную, хотя большинство холлочан было свободными крестьянами), возжелав большой, но чистой любви. Девица просила отпустить ее, но князь был глух к ее мольбам. Просила девица, просила и ее мама - но вотще и втуне. Качич домогался нежности, и не поинтересовался даже - "а кто у нас мама?". Впрочем, девка тоже хороша - "предупреждать надо!" (с). Мама-то была ведьма. И вот она каждую ночь обращалась вороном, летела к замку и расклевывала всю кладку, сделанную за день. В конце концов Качич решил, что страсть обходится ему слишком дорого, и выставил строптивую поселянку за ворота. Мама угомонилась, однако ж возня с бесконечной стройкой обрыдла Качичу, и замок остался недостроенным.

На самом же деле все было чуточку не так. Замок благополучно достроили, но, как критически отмечено в одной из записей пятнадцатого века, "господин Холлоко более заботится сбиранием податей с крестьян, нежели содержанием укреплений", и к 1552 году, когда в эти края заявились турки, они взяли замок даже без боя. В замке расквартировался гарнизон из аж 21 турка. Трое составили расчет единственной пушки, а остальные 18 были пехотинцами. Впрочем, этого более чем хватало - судя по всему, замок, расположенный в стороне от больших дорог, решительно никого не интересовал. В 1593 году, когда большая крепость Фюлек была выбита из-под турок, они без боя ушли из Холлоко, чтобы вернуться в 1663 году и вновь уйти в 1683 - когда его занял Янош Сивесский, король Польши. Век спустя решили, что военного значения замок не имеет, и чтобы подчеркнуть это, взорвали ворота и лестницы. На самом деле замок не имел не только военного, но и какого-либо иного значения, и потому ни у кого не дошли руки сломать его совсем. В результате замок в Холлоко - один из наиболее хорошо сохранившихся в северной Венгрии.

Деревня же, в соответствии с традициями палОк, выстроена вдоль дороги (т.е. перпендикулярных улиц нет, хотя есть маленькая параллельная улочка, ответвляющаяся от главной и вновь сливающаяся с ней. А дома стоят не фасадом к улице, а торцом - перпендикулярно ей. При этом кажется, будто на одной стороне улицы все дома двухэтажные, а на другой - одноэтажные; на самом деле дома одинаковые, но они стоят на склоне, и те, что выше улицы, возвышаются из-за подвальной части, поднятой здесь над землей.

Я прошел по улице до самого конца деревни, где мостовая кончалась и начиналась обыкновенная утоптанная тропа, сбегавшая в густо заросшую кустарником и крапивой ложбинку, где я нашел родник с очень вкусной водой, а потом уводившую в окружающие пологие холмы - в виноградники, кукурузные поля и сады. Оттуда я сфотографировал замок и побрел обратно в деревню. Посетил все музеи по очереди и в церковь. Во дворе ближнего к церкви дома скучало два старика, вооруженных дудками; завидев меня, они кинулись с явным намерением сыграть мне что-нибудь палокское за некоторую мзду. Но это дудки. Выползла древняя старушка в черном платье и глухом платке и попыталась продать мне полосочку ткани с вышитыми крестиком цветочками и словом "Нolloko" (первое "о" простое, второе с косой палочкой, третье с двумя косыми палочками сверху). Но запросила она дороговато. А деньги у меня были на исходе, и я на сувенирах экономил... Потом появился парень с деревянными ложками, трещотками, свистульками. Словом - "Давай деньги! Деньги давай!". Типичная резервация. Для туристов. Кстати же появились и они - часть на небольшом автобусе, остальные на машинах, и все внимание было перенесено с меня на них. Я просто был первый.

Тогда полез в гору, к замку. Он тоже считается музеем, вход был, естественно, платный. Замок "отреставрирован" - кое-где добавлена новая, резко отличная от старой, кладка, поставлены лестницы (абсолютно современного вида), в пару окон вставлены стекла, положены бетонные перекрытия. Крыш, впрочем, нет, а во многих местах нет и стен. Замок продувается ветром насквозь, у меня едва не унесло шапку, а нос потерял чувствительность от холода. Поэтому, обозрев окрестности (а вид хорош - холмы, лес, деревня, виноградники, сады, свинарники... гм. Опять лес... В 50 км - уже Словакия, но ее не видно), я спустился в деревню и нашел (да и искать-то не надо было) borozo. Тут это было совсем не то, что в городе, а место для туристов. Через открытую дверь погреба виднелись темные бочки, на стойке блестели ряды бутылок с дорогими винами, а во дворике и саду, под старыми яблонями, были вкопаны массивные деревянные столы и скамьи. Увы, местного вина у них не было, а цены оказались довольно высоки - а если точно, то в четыре с половиной раза выше будапештских, правда, в Будапеште за 44 форинта получаешь 2 децилитра простенького мушкательвейна, а тут были марочные, хотя и венгерские, вина, - но 2 децилитра обошлись мне в 200 форинтов. Исходя из качества, все нормально - но дело в том, что тут только дорогое вино и было.

Опять прошелся по улице. До автобуса на Будапешт оставалось два с половиной часа, а на улице было холодно, а я, хотя и надел впервые за весь отпуск джинсы, но был в майке, и замерз. Оставалось одно - пойти в ресторан. Ресторан, разумеется, тоже располагался в старинном крестьянском доме, занимая оба-полтора его этажа, плюс столики из толстых досок в саду. Сейчас за ними никого не было - холодно. А вот в доме сидело человек сорок (так я и узнал число посетителей деревни. Сложилось так, что на улицах никого не осталось, автобусик и частные авто стояли на стоянке - это я видел перед тем, как пойти в ресторан, стало быть, по крайней мере бОльшая часть посетителей собралась в ресторане). Цены в ресторане по будапештским меркам были довольно высокие, хотя для Москвы - дешевле распоследней забегаловки. Сами посудите - изрядная миска супа по-паллокски, тарелка паприкаша из свинины (т.е. свинина, тушеная с паприкой в сметане, с картошкой и местным вариантом пасты - катышками из теста размером с горошину), блюдечко салата, два полулитровых бокала пива и рюмка бальзама "Уникум" обошлись мне в 10 долларов. Самое дорогое блюдо в ресторане, представлявшее большую сковороду кусков жареной говядины, свинины, курицы, гуся и сала, все с грибами, луком и паприкой, стоило меньше 6 долларов... Сытый и разомлевший (ко всему прочему, я эти дни так плотно и так рано не ел), я побрел к автобусу. Но до отъезда оставалось еще полчаса, пришлось зайти в sorozo у остановки, это уж было в новой части Холлоко, и здание было не старинным, а так себе бетонная коробочка, и принять несколько рюмочек всяческих палинок - вишневой, абрикосовой, грушевой... И затем всю дорогу до города я мирно дремал. Приехал, доехал напоследок до набережной Дуная, полюбовался солнцем, садящимся за замок и Будайские холмы, кинул монетку в воду -

Всем отъезжающим взять на заметку

Хочешь ты к морю вернуться опять -

Брось на прощание в волны монетку...

Граждане! Гнутых монет не бросать!

- и пошел спать. Потому что назавтра - вылет. Так прошел десятый день, и стала ночь. И сказал я, что это хорошо.

Встал я затемно, ухватил сумки и поехал... в аэропорт? Нет! В баню! И прогрел старые косточки, и получил удовольствие, и уж потом только поехал в аэропорт. Там от площади Деак мини-бас каждые полчаса ходит. Хорошо, кстати, что за два дня до вылета я заскочил в контору Аэрофлота и подтвердил вылет - накануне 1 сентября народ возвращался из-за границ самым массовым образом, и кое-кто так и не улетел (билеты проданы все, но подсаживают не улетевших накануне, и т.п., и без подтверждения есть шанс узнать, что твое место занято. И хотя Аэрофлот в таком случае должен оплатить ночлег в своей гостинице, но зачем всякие осложнения?.. Короче, в Москве я был в положенное время, а тут и сказке конец.




ПРИМЕЧАНИЯ для тех, кто вдруг соберется в Венгрию

BELA & ROSA TANGAUSER Budapest 1162, XIX, Attila Utca 123 tel. (0036-1) 1408585, 1298644 fax (0036-1) 1208425 / 4052596 Если звонить из Венгрии, номер будет 06-30-442-331 Проезд: метро линии 2 (красной) до станции Ors Vezer, далее автобус 31 (у универмага "SUGAR" - от метро напротив, через переход) 5-я остановка - "Gyorgi Utca", пройти чуть вперед до перпендикулярной Attila Utca, 3-этажный дом на левой стороне (123). Кроме этого дома, у Белы есть еще 2 квартиры в центре, но подороже (причем на самой престижной пешеходной улице Vaci). Если договориться, Бела может бесплатно привезти вас с вокзала, или за небольшую плату с аэродрома.Он же организует поездку по Дунаю, в пещеры, "винный тур", достает билеты на Еurobus до Вены, возит по городу (10 долл.) и на Балатон (25), устраивает на теннисный корт, на занятия верховой едой, помогает взять напрокат велосипед, и пр. В его гестхаузе 8 комнат, 3 душа, 3 туалета, гости бесплатно пользуются кухней и холодильником (отдельные от хозяйских), могут ставить машину, есть стиральная машина (за деньги), есть запирающиеся шкафы; в комнатах телевизоры, радио, будильник. Очень чисто, спокойно, удобно. "Комендантского часа" нет.

На Балатон едут с вокзала Deli pu - это у метро с тем же названием (красная линия). Поезда каждый час.

До Эгера - с вокзала Keleti pu. Первый поезд туда - около 7 утра, второй - около половины двенадцатого. Последний обратный поезд в будни в шесть с чем-то, в выходные около восьми.

До Сентендре добираются на электричке НEV от станции метро (красная линия, 2) Вatthyany ter. При наличии проездного надо доплатить за проезд вне черты города. Чтобы затем попасть в музей под открытым небом, едут с автовокзала, перрон 8.

В ХоллОко идет рейсовый автобус (отъезд около половины девятого утра, обратные автобусы из Холлоко в 16 и 18) с автовокзала у Городского стадиона (Nepstadion), одноим. станция метро красной (2) линии - выход из первого вагона метро от центра.

В карстовые пещеры Talvolgyi ухать красной линией метро (2) до станции Batthyany ter., там автобусом 60 до остановки Kolosy ter., или автобусом 58 от бань Рудаш до той же остановки, там с автостанции напротив желтой церкви ходит авт.65 до Palvolgyi Barlang, перейти дорогу и спуститься вниз. Открыты со среды по воскресенье с 10 до 16, экскурсии каждый час, в пн и вт закрыто.

Вход в Замковые пещервы - с ул.Darva в Замке Буды (перпендикулярно Uri utca)

Лучшие бани города - Rudas, но только для мужчин. Открыто с 6 утра до 6 вечера (касса до 17), по выходным до 13. От м.Moszkva ter (красная линия) - трамвай 19, от метро Astoria, Blaha Lujza ter., Keleti pu (красная линия) и Fernciek tere (синяя линия) - автобус 7, 7а в сторону Erzsebet hid (моста Эржбет). Бани Сечени - в одноим. парке, еэать до станции Szechenyi furdo желтой (1) линии - Малое метро. Бани Геллерт - от м. Kalvin ter. через мост Петефи пешком или на трамвае.

Конечные станции Детской железной дороги: от метро Moszkva ter - травмаем 56 до конца (Нuvosvolgy villamos allomas), или тем же трамваем до Varosmajor (2-я ост.), затем зубчатым фуникулером до конца (на фуникулере действуют проездные). На станции Харшеги есть пещеры (Батори) и 2 обзорных башни - Харш и Кис-Харш.

До башни Эржбет - самого высокого обзорного пункта (холм Янош, 592 м) можно доехать детской ж/д - станция JAnos-hegy - и пройти километр пекшом (вверх по холму), или доехать на авт.158 от все того же Moszkva ter - остановка у красно-белого здания почтамта в переулке - до Libego (канатной дороги). На остановке у почтамта написано, когда не работает канатная дорога (кажется, каждый второй вторник).

Читайте путеводитель. Спросите Розу и Белу, если остановитесь у них. Если приезжаете в другой город - купите карту или путеводитель. И всегда смотрите расписание обратных рейсов.