Оглавление  |  Гостевая книга   |  Карта сайта  |




ПОЗОРИЩЕ

Оригинал на http://romanycz.travel.ru

Учился я в свое время в школе с углубленным изучением французского языка. Школа была крепкая, по французскому я был один из лучших. Так что даже после того,как меня выперли после седьмого класса за антиобщественное поведение, я остался убежденным франкофоном.

Франкофоны в Росии - это что-то вроде касты - люди, любящие и, главное, чувсвующие французский язык - распознают друг друга мгновенно. Естественно, среди преподавателей французского "наших людей" довольно много, потому всевозможные экзамены по иностранному языку я всегда сдавал экстерном и без усилий.

А вот побывать во Франции - стране, которую я несколько лет "проходил", - мне так и не довелось. И вот,когда судьба на некоторое время забросила меня в Турин (это меньше ста километров от французской границы), я решил, что пришло время исполнить свою давнюю мечту.

В одну из пятнниц мы с Грациеллой (кто не знает, кто такая Грациелла, почитайте мой предыдущий рассказ) сели на вечерний поезд и к часу ночи приехали в Вентимилью - небольшой городок на лигурийском побережье возле самой французской границы. Ближайший дизель на Канны был в пятом часу утра,и потому я не стал утруждать себя организацией очередного филиала отеля "Романыч", а просто улегся на мраморной лавке на вокзале, благо что было тепло - плюс 25.

Поутру я погрузился в каннский дизель. Первое, что неприятно поразило меня во французских местных поездах - их неприспособленность к перевозке "Кам", "Аистов" и "Грациелл": тамбуры тесные, а багажные полки над сиденьями узкие, да еще и стеклянные! Пришлось поставить Грациеллу в багажное отделение - впрочем, кондукторша даже и не заикнулась об оплате велосипеда. Второе - это цены: проехать 65 км по Франции стоило $7.5: в Италии за эти деньги можно проехать 200 км. Но отступать было некуда (я вспомнил максиму: "Планы должны быть выполнены"), и мы отправились в путь.

Кондукторша была со мной чрезвычайно любезна: "Oui, monsieur!", "S'il vous plait, monsieur!". Я (наивно) подумал, что причиной тому был мой прекрасный парижский выговор - вокруг люди говорили на грубом южном диалекте.

Солнце начало вставать, когда мы пересекли французскую гранницу.

  - Allons enfants de la Patrie, 
  - Le jour de gloire est arriveй!
 

- бодро пропели мы с Грациеллой: я вспомнил, что, когда я был пионером, "Марсельеза" была гимном нашего отряда.

В седьмом часу утра поезд приехал в Канны. Первым делом пришлось освоиться со спецификой организации дорожного движения во Франции. Создается ощущение, что водителей там считают полными идиотами - огромное количество поясняющих табличек под знаками поначалу просто угнетает. Вот примеры:

На морском берегу я вижу:

Да...

В Каннах я первым делом разыскал Дворец Фестивалей и попросил дворников сфотографировать меня на фоне знаменитой красной лестницы. Больше ничего интересного я в Каннах не обнаружил - сплошной унылый новострой, и мы с Грациеллой отправились на восток по прибрежной дороге.

Cannes Окраины Канн - место летнего отдыха французов с небольшим достатком. Они снимают недорогие комнаты в городе и каждый день ходят на пляж. Вдоль моря их поджидает огромное количество недорогих закусочных. Я купил за $1.5 большую жареную куриную ногу - она была жирная и сытная, так что до вечера мне уже ничего не было нужно.

Antibes Посетив по дороге небольшой старинный городок Антиб, я через 4 часа (неторопливая езда плюс купания) въехал в Ниццу, разминувшись с нарядом городской полиции - 2 офицера и дама на фирменных подрессоренных велосипедах. Мне надо было заехать на вокзал - дла подготовки к транспиренейской экспедиции мне хотелось иметь французские расписания в бумажном виде. Пришлось спрашивать дорогу. Вскоре со мной поравнялся велосипедист на кроссовой машине, и я стал выяснять у него дорогу на станцию.

Обменялись мы двумя-тремя фразами, и что же я слышу!?

 "Do you speak English?"
 "En France je ne parle qu'en francais!"
Nice

- гордо ответил я ему. Какой, однако, стыд, какой позор дла меня! Никакой парижский прононс не помог! Француз во Франции сам захотел говорить со мной по-английски!

Раздавленный и униженный, я приехал на вокзал. Мои надежды купить талмуд с полными таблицами расписаний по всей Франции рухнули - подобно странам СНГ, во Франции такие не выпускаются дла широких масс. Утешением послужило лишь то, что я набрал в информбюро бесплатных листочков с отдельными расписаниями (как в Финляндии, они там валяются на каждой станции).

А путь наш лежал дальше на восток - в княжество Монако. На ближайшем перекрестке меня подстерегало очередное унижение. Я спросил у остановившегося мотоциклиста дорогу на Монако, но тот на этот раз принял меня за итальянца, и со столь любимого мной французского перешел на итальянский.

Мы с Грациеллой продолжили нашу прогулку. Дорога шла вдоль берега то поднимаясь метров на двести, то спускаясь. Но к морю выхода не было - сплошное заграждение из разнообразных вилл.

MonacoЧаса через полтора мы с Грациеллой оказались в Монако. Все вокруг мгновенно преобразилось - роскошные дома, стеклянные стены, гладкий асфальт.Контраст между Францией и Монако такой же, как, скажем, между Польшей и Италией. Княжество расположено на горе, по нему ходят 12 городских (или княжеских?) автобусных маршрутов, имеется несколько публичных лифтов.

Припарковав Грациеллу, я спустился на одном из таких лифтов к проспекту Наследного Принца Альберта и оказался напротив огромного стеклянного здания Центра коммерции. Каково же было мое удивление, когда я понял, что это огромный супермаркет - торговый (а не коммерческий) центр. Вот как язык отражает страноведческие элементы - "commerce" означает и торговлю, и коммерцию - понятия дла нынешней России весьма далекие друг от друга.

Проехав Монте-Карло, в начале седьмого мы оказались в Мантоне - последнем французском городке перед границей. И тут у Грациеллы предательски спустило переднее колесо: двадцатилетней давности Michelin исчерпал свой ресурс. Пришлось опятьпристегнуть ее к фонарному столбу и отправиться на поиски запасной камеры. Через час я набрел на уже закрывающийся гипермаркет - огромный универмаг, но камер нужного размера там не было, а бестолковый продавец заявил, что они вообще не выпускаются. Пришлось купить за $1 набор из шести самовулканизирующихся заплаток.

Надо было поужинать, и я купил литровую бутылку молока и круассан. Молоко было вкусное, а круссан - дерьмо, маленький, пересоленный и дорогой ($0.5). С новыми силами мы отправились к итальянской границе, и в десятом часу вечера оказались на бывшем КПП - пусто, все закрыто, никого нету - шенгенские ссоглашения работают. Однако стало решительно темнеть, пора было задумывваться об учреждении очередного филиала отеля "Романыч". Включив режим автопоиска, я поехал по небольшой грунтовке вдоль моря (в то время как основная ттрасса опять нырнула в тоннель). Проезжая мимо помойки, я наткнулся на ценнейшую вещь: стопку из пяти чистеньких 64-страничных газет - La Stampa, La Repubblica... Оставалось найти место.

Проехав еще метров триста, и выехал на небольшой незастроенный учсток дороги, и увидел небольшую тропинку. Улучив момент, чтобы меня не видели прогуливающиеся парочки, я поднялся ннаверх и оказался на небольсхой ровной площадке, усыпанной хвоей средиземноморской сосны и ограниченной огромными - в добрых полтора метра - кустами алоэ. Взяв валявшийся неподалеку огромный комель алоэ, я подмел площадку, и устоился спать на газетах. Кроме них, у меня был с собой плащ Гуангдонг (китайский плащ болельщика) и пятимиллиметровой толщины ПС - так что я отлично выспался.

А наутро наш путь продолжался уже по Италии. Такая приятная смена дорожной стилистики! Перед тоннелями вместо нудных инструкций - их названия. Проезжаю чутьдальше - стоят ряды теплиц, и над ними почему-то огромная надпись: "Продажа женского белья от производителя". Вскоре показалась Вентимилья - старый город, напоминающий птичий базар на горе, и обычный новострой вдоль моря.

Маленькая дорога вдоль моря оборвалась, уткнувшись в очередную виллу за глухим забором, и нам пришлось выехать на проезжую дорогу. Через час с небольшим мы уже были в Сан-Ремо - конечном пункте моей приморской прогулки. Сфотографировав для очистки совести дворец, в котором проходят знаменитые песенные фестивали (ничего особенного, просто отель с кинозалом, не то что в Каннах), я с чувством исполненного долга отправился обратно в Турин.

Моральные травмы, полученные во Франции, уже затянулись, у меня оставалось еще полдня, и я посвятил их очередной маленькой экскурсии по окраине загадочной Окситании. Но это уже совсем другая история...

22.06.2000

Текст набран в латинице и конвертирован с помощью программы Russian Anywhere .




Оглавление  |  Гостевая книга   |  Карта сайта  |