Туринский цикл  |  Все рассказы  |  Гостевая книга   |  Карта сайта  |

Апхилл

Недавно я вступил в “клуб инвалидов” — приобрел себе горный велосипед. Для езды по городу он оказался довольно удобен. Дело в том, что институт, в котором я работаю, находитсяа на холме, и каждый день мне приходится подниматься на двухсотметровую высоту. Раньше, когда я ездил на Грациелле (это моя старая добрая попутчица, я уже писал о ней в своих прежних рассказах), мне приходилось оставлять ее внизу холма и подниматься, а вечером, соответственно, спускаться пешком. Теперь каждое утро я, пыхтя, поднимаюсь на работу на велосипеде, а вечером несусь вниз по серпантину с громким шарканьем: тормоза я так и не смог толком отрегулировать, и приходится на диво редким прохожим съезжать вниз, выставив ногу и тормозя ботинком по обочине.

Мне хотелось попробовать новый велосипед и в более серьезном деле. Я стараюсь пользоваться любой возможностью делать все наоборот. Популярной забавой среди байкеров считается “даунхилл”, поэтому я решил, естественно, попробовать заняться “апхиллом”: забраться по сложному склону наверх, а потом с удовольствием ехать вниз по хорошей дороге.

Сказано — сделано. Воскресным солнечным утром я оседлал свой велосипед и отправился в близлежащие горы навстречу подвигам. У меня была с собой очень подробная 250-метровая карта Турина и окрестностей, я выбрал себе магистраль и отправился в путь. Несмотря на столь крупный масштаб, карта начала врать сразу же за городской чертой. Я высмотрел себе небольшую асфальтовую дорожку, но она скоро превратилась в разбитую грунтовку. Хорошо знакомая картина: висят щиты с надписью: “Свалка мусора запрещена”, лежат кучи разнообразного мусора, в которых деловито ковыряются приехавшие на старых полуразваливающихся велосипедах с большими багажниками дядьки.

И вот первый пригород — Колленьо. Всего десять киломметров от Турина, а уже другой мир: из величавого бывшего столичного города попадаю в провинциальный городишко. Дома чем-то напоминают Саратов или Самару — мягкие, осанистые, пузатые, изредка можно даже увидеть нечто похожее на палисадники. А чуть дальше, в долине речки Доры — классически “товарищества огородников” с грядками и кое-как сколоченными халупками для инвентаря. Сразу за речкой Колленьо заканчивается, и начинается Пьянецца, уже совсем другой городок: терраса для прогулок на высоком восьмидесятиметровом берегу Доры, с которой открывается вид на поля в долине реки; длинные улицы со строгими аккуратными двухэтажными домиками.

Еду дальше. Приветствую проституток, дежурящих у обочины на перекрестках основных трасс. Стоят, бедные, в коротких юбочках, с голыми ногами, а ведь март месяц — холодно еще. Что ж поделать — работа есть работа, каждый выбирает себе по душе. Чтобы не дышать выхлопными газами, еду не по трассе, а маленькими дорожками вблизи южного склона Росселли — первой горы на моем пути. Желтоватая сухая трава, кряжистые сосны по верхней гряде, все это так напомнило мне Родопи вблизи болгарско-греческой границы. Японский городовой, this picure is taken from http://www.peverada.it/mtb/percorsi/ а ведь я уже два года там не был — после своего путешествия с Децебалом. Надо напомнить своему греческому соавтору, что мы с ним еще статью написать собирались… Впрочем, я отвлекся.

По дороге встретился мне байкер. Придется опять отвлечься от дороги, не могу! Байкеры в северной Италии — до чего же потешное зрелище! Дядьки лет пятидесяти-шестидесяти в ярких попугайских одеждах и шлемах, похожих на пол-арбуза, в обтягивающих трико с большущими неприличными прокладками едут на велосипедах с высоко поднятыми седлами, вертят попами, аккуратно объезжая коровьи лепешки на дороге. Я по возможности стараюсь от них дистанцироваться — одеваюсь неброско и не спортивно, овощную корзинку, найденную на помойке, прикрепил к багажнику, сидеть стараюсь прямо. Но все равно за своего принимают!

Так вот, байкер, которого я встретил, как раз собирался сегодня с утра проехать примерно по тому же пути, по которому намеревался ехать я. Но возвращался: “Дорога совсем слякотная, а дальше, на северном склоне, снега по колено. Впрочем, хочешь — попробуй!” И, развернувшись, немного проводил меня, поболтав по дороге о всякой всячине.

И вот, проехав последний городок — Вальделлаторре — я в начале подъема. До последней деревни Лукко, находящейся на высоте 600 метров, шла асфальтовая дорожка. Из-за длинного забора на меня начала тявкать собачка, я посмотрел посмотрел на нее своим “сейчас-хвост-вырву” взглядом и сказал (по-русски): “Иди в жопу!”. Собачка тут же отбежала, впрочем вскоре опять появилась. “Я же сказал: в жопу!» — и она виновато замолчала и ушла. Велик и могуч русский язык! А вскоре я пришел (не приехал, так как по вызывающе крутому подъему было легче идти, чем ехать) в Лукко.

Я остановился у мостика через ручеек и углубился в карту. Когда я поднял глаза, возле меня стоял невесть откуда взявшийся старый-старый беззубый дед с кривой клюкой в руках. “Куда едешь?” — спросил меня дед. “Да вот, в Мадонна делла Басса добраться хочу.” Мадонна делла Басса — это santuario на вершине горы. Я попытался для этого рассказа перевести santuario на русский язык, но ничего путного у меня не вышло. Сказать “святилище” — получится что-то языческое, а ведь место это христианское. Стоят две церквушки, огороженные забором, к ним ведет серпантинистая горная дорожка (с другой стороны, по которой мне предстояло спускаться). Там никто не живет, только 3–4 раза в год люди собираются на церковные праздники, да гуляющие заходят по выходным. Чисто, тихо, спокойно.

Дед сказал мне то же, что и байкер — дорога слякотная, снега много, но зато он мозжет объяснить мне, как пробраться по пешеходным тропинкам. Начал было объяснять, потом махнул рукой и сказал: “Да тут еще более короткая тропинка есть, только ты сам заблудишься, не найдешь. Давай я тебя до первой часовни провожу!” И мы пошли.

Дедуля, несмотря на свой возраст, оказался на редкость крепок и вынослив. Он бодро шел по крутой каменистой тропинке извивающейся среди сосенок и кустов можжевельника, а я еле поспевал за ним со своим пудовым велосипедом. Дед терпеливо поджидал меня, несколько раз предложив даже понести мой мой рюкзачок, но я решительно отказывался. Сначала мы шли молча, а потом постепенно разговорились. Я сказал ему, что сам из России.

— Откуда, откуда? Из Росты? (Роста – это небольшой поселок под Турином.) А-а, из России! Из нашей деревни несколько человек туда посылали!

— Как посылали?!

— Да это давно было, во время войны.

— А я из Ленинграда!

— Откуда? Lenorgado?

— Да нет, Leningrado, знаете?

Leningrado? Нет, не слыхал!

Вот так мы шли и шли, а склон становился все круче, тропинка стала совсем не видна, и велосипед приходилось тащить по сухой прошлогодней траве, путавшейся в ногах, а иногда даже и нести его. Через час ходьбы стали появляться, все чаще и чаще, снеговые блямбы. Я несколько раз говорил деду, что, может, хватит меня провожать, я и так уже вижу ориентир — высоковольтную линию на горе, сам дойду как-нибудь. Но он все шел и шел вперед. Остановились передохнуть у маленькой часовенки, и он мне расссказал:

— Я в этом году туда еще не поднимался. Во время праздников народ по дороге с той стороны, от Момпеллато, поднимается, pellegrinaggio совершают. А вот в войну там, в santuario, партизаны жили — немцам незамеченными туда не подобраться. Так партизанам-то этим есть что-то надо же было! Вот они ходили по ночам в нашу деревню, и скот отбирали у хозяев, автоматами угрожали. Плохое было время…

this picure is taken from http://www.peverada.it/mtb/percorsi/

Мы пошли дальше. Склон стал совсем крутым, мне приходилось делать передышки каждые двадцать–тридцать метров. Дедуля подбадривал меня: “Corraggio!”, а один раз, когда я чуть задержался с передышкой, вдруг дал мне свою клюшку — “подержи!”, и взял велосипед, чтобы понести его дальше. Пришлось опять решительно убеждать его, что помощь мне не нужна.

Вошли в облако, и поселок Лукко, из которого мы вышли, исчез в дымке. Дорога стала чуть более пологой, но зато снега — мокрого и липкого — было по щиколотку.

Наконец, мы пришли! Пятисотметровый перепад высот я полз целых два часа! this picure is taken from http://www.peverada.it/mtb/percorsi/ Облако ушло, засияло солнце, я хотел сфотографировать деда, но тот решительно отказался. Тогда я сделал вид, что фотографирую церквушку, но поймал-таки деда на периферии.

— Ну что, по дороге вниз поедешь? А то я специально тебя до самого верха довел, вдруг ты назад решишь пойти, кто же тебе тогда дорогу покажет?

Я тепло поблагодарил деда, на что он, махнув рукой, ответил: “Да ничего!”. Перед спуском я хотел еще раз помахать деду рукой на прощанье, оглянулся, но тот куда-то исчез…

Дорога вниз была местами подзасыпана снегом, отовсюду текли ручейки, светило солнышко. Вскоре я выехал на трассу и понесся вниз по серпантину. У меня еще не разу не было велосипеда с крепко хватающими тормозами, этот не исключение, и несколько раз мне пришлось испытать довольно острые ощущения во время разъездов со встречным транспортом. Надо все же научиться регулировать тормоза! Еще на подъеме у меня перед глазами начал маячить образ бокала холодного пива: запотевшего, с шапочкой пены. И вот, когда серпантин закончился, я увидел маленькое кафе. Обычно я избегаю общепита — дорого, и не люблю я еду из чужих рук, но тут решил таки сделать исключение (воскресенье, магазины все равно закрыты) и исполнил эту свою маленькую мечту.

В отличном настроении я продолжил свой путь. В Турин вела велострада “Валь де Суза” — местами асфальтовая, местами крепкая грунтовая дорожка, практически без машин. В одной деревне я, правда, потерялся, и пришлось спросить дорогу у очередной проститутки, дежурившей на окраине. Последнее примечательное место перед Турином — поселок Альпиньяно. Его почему-то облюбовали переехавшие сюда албанцы, там можно даже встретить лавки с албанскими вывесками. Старинные кривые улочки, вымощенные каменными плитами, дома грубой кладки. Воскресенье в Альпиньяно — базарный день, но было уже поздно, да и не интересовали меня никакие покупки.

http://www.comune.torino.it/turismo/nuovefoto/welcome.htm А вскоре я уже въехал в свой любимый Турин. Когда через пару дней я проявил пленку, то первым делом разыскал кадр с церквушкой, чтобы посмотреть, как получился дед. Фотография получилась удачная: здание церкви на фоне горы, слегка припорошенной снегом, голые ветки деревьев, парапет, на который должен был облокачиваться дед. И ни души…

© Romanycz Stories, март 2001 г.




Текст набран в латинице и конвертирован с помощью программы Russian Anywhere.

Туринский цикл  |  Все рассказы  |  Гостевая книга   |  Карта сайта  |