Туринский цикл  |  Гостевая книга   |  Карта сайта  |

Пасхальные приключения

или


закрытие туринского велосезона

версия для распечатки (RTF,45 Kb)

Апрель — последний месяц моего “туринского сидения”. Естественно, я старался максимально использовать все возможности для путешествий. Особый расчет был у меня на 14--16 апреля — пасхальные каникулы. Я решил исполнить одну из своих давних мечт — посетить Корсику, в частности пересечь Агриатскую пустошь. Подготовиться постарался основательно: выдрал два листа из двухкилометрового атласа автодорог Франции, покопался в Интернете, скачал для общего настроя пяток образчиков тамошнего полифонического пения “муврини”, составил представление о корсу — местном наречии. В день отъезда, в пятницу, с утра заглянул в Yahoo — погода была обещана отличная, солнечная, правда, не очень жаркая, градусов 18--20. В последний момент, перед самым отъездом, зачем-то положил в сумку варежки...

Отъезд

И вот в два часа дня я отправился в путь. “Неувязочки” начались, впрочем, еще утром: по дороге с работы вниз я впервые упал с велосипеда, не вписавшись в поворот, немного расшиб колено и рассадил руку, но планов моих это не изменило. Заехав домой и перекусив поплотнее, я еще раз проверил велосипед и загодя сел в поезд: был предвыходной день, и народу набилось довольно много.

Поезд не спеша тронулся, и перед окнами поплыли знакомые картины:
— небольшие группы мужчин-железнодорожников, занятых своим обычным делом: неторопливой бесконечной беседой;
— несколько женщин-железнодорожниц в ярко-оранжевых безрукавках с путейскими инструментами в руках;
— кочегар, опершийся на лопату на куче угля: в одной руке мобильник, а другая, которой следует жестикулировать во время разговора, занята лопатой.

Через полтора часа я уже выходил на маленькой горной станции Сан-Джузеппе ди Каиро. Паром мой отходил в одиннадцать вечера, и я выехал заранее, чтобы еще раз спуститься с Приморских Альп на велосипеде. На этот раз я решил проехать по “Strada dei ponti Romani” — дорогой римских мостов. Это старинная узенькая трасса, проходящая в долине речки Квильяно. Римских мостов там действительно было много, узенькие горбатые мостики из камня, с перилами по колено. Машин практически не было, уклон небольшой, и я не спеша ехал вниз, сопровождаемый калейдоскопически меняющимися запахами цветущих деревьев, нерасторопными пчелами, изредка врезающимися мне в лоб, и лениво погавкивающими из-за оград собаками.

В Порто-Вадо — место отправления самого дешевого парома на Корсику — я приехал уже в семь вечера. Купил билет и оставшееся время посвятил “разметке” савонского участка Западной Ривьеры — не спеша проехал до мыса Ноли, высматривая места для отеля “Романыч" — мало ли, в будущем пригодится.

Очень понравился мне ближайший к Порто-Вадо поселок Споторно. На въезде — теннисный клуб “Aranci” (Апельсины) — действительно, корты были окружены апельсиновыми деревьями. А тамошние полицейские — большие любители животных. Около здания местного участка лежали не менее двух дюжин нахальных кошек.

Уже в темноте я вернулся в Порто-Вадо. Загрузился в паром, и усатый матрос закрепил ремнями мой велосипед у борта — среди “Харлеев” и “Кавасаки”. Я отправился на верхнюю палубу, нашел себе уютное местечко около трубы, расстелил ПС и спальный мешок, выпил вечернюю порцию пива, полюбовавшись на удаляющиеся огни Савоны, и отправился спать.

Корсика

Bastia Port Проснулся я около семи утра, пароход уже заруливал в порт Бастия.

Просыпаюсь в семь часов

— вспомнил я детский стишок, но ничего интересного для продолжения не придумал. Вскоре сама жизнь подсказала мне продолжение. Дело в том, что в качестве технической тряпочки у меня к седлу велосипеда были приторочены старые трусы. Когда я спустился в трюм забирать велосипед, то обнаружил лишь резинку. По-видимому, эстетические чувства вахтенного матроса были глубоко оскорблены моей тряпкой, и он сорвал ее:

Просыпаюсь в семь часов
Есть резинка — нет трусов!
Вот она, вот она,
Вахта поработала!

The Uniform Корсиканская погода почему-то не пожелала следовать предсказаниям “Mighty Yahoo”. Тучи сгущались, и вскоре зарядил мелкий дождик. Я решил переждать его на вокзале. В зале ожидания сидели трое солдатиков в парадной форме Иностранного легиона и беседовали между собой по-русски. Я почему-то думал, что в Иностранный легион идут служить громилы-уголовники, но эти ребята выглядели совсем иначе — невысокие, худенькие, аккуратные, разговаривали без использования ненормативной лексики (в отличие от всяких там невоспитанных романычей). Общаться с ними мне было, впрочем, совершенно ни к чему, и, купив в автомате чашечку кофе (стаканчик был почему-то с новогодним поздравлением на нидерландском языке), я отправился в путь — на перевал Тегиме (536 м).

По дороге заглянул в супермаркет, чтобы запастись продуктами. Попытался поговорить с продавцом на корсу — насколько мне удалось с помощью Интернета и Панглосса вычислить местное наречие, — но продавец только поморщился, и пришлось перейти на французский.

Дорога шла все время в гору, но уклон был небольшой (500 м/ 10 км), и можно было спокойно ехать на низкой передаче. Дождь усилился. Проезжая мимо электронного табло на аптеке, я увидел, что температура была всего +6 градусов. Ох уж этот Yahoo! Вскоре передо мной открылась великолепная панорама — уходящая вдаль 15-километровая коса, отделяющая лиман Бигулья от Тирренского моря. Летом на этом лимане, как и на прованских, раздолье для виндсерферов — теплая мелкая вода и сильные ветры.

Дорога, по которой я ехал, на карте была отмечена зеленой линией — живописные места. Вскоре передо мной открылась еще более живописная картина. Из-за пригорка курился легкий дымок, и время от времени взбухивали беззвучные белые взрывы. Из-за дождя я ехал без очков и не сразу понял, что это такое. Вскоре передо мной открылась картина, напомнившая фильмы Альфреда Хичкока: огромная дымящаяся свалка, а белые взрывы — это несметные стаи чаек, вспугиваемых бульдозером. Все это великолепие находилось в истоке речушки, впадающей в тот самый лиман Бигулья — главную курортную зону Бастии.

Когда я начал спускаться с перевала, дождь перешел в град. Пришлось надеть очки — мелкие острые льдинки больно били в лицо. Хорошо, что несмотря на предсказания Yahoo я взял с собой варежки. Правда, два пальца все равно слегка обморозил — три дня потом отходили.

San Fiurenzu Через полчаса погода резко изменилась. Асфальт стал сухим, засияло солнце, но продолжал дуть холодный северный ветер. Мой дальнейший путь пролегал по корсиканской винной дороге “Strada vinaghjola” (это на корсу, а не на итальянском). Вдоль дороги одно за другим стоят питейные заведения. Называются они, кстати, доменами. Около часа дня я приехал в Сан Фьюренцу (Сен Флоран), это уже на средиземноморском берегу. Здесь начинались Агриаты — главная цель моей поездки. По-французски этот мыс на северо-западе Корсики называется “Desert des Agriates”. “Desert” по-французски — “пустыня”, и в рекламных проспектах подчеркивают, что это “пустыня без единой песчинки”. Русский язык в этом отношении богаче, и такое место можно назвать пустошью безо всяких каламбуров. На полукруглом мысе радиусом около двадцати километров — каменистые лысоватые горы, поросшие кустарником. Летом здесь великая сушь, а сейчас, весной, все цветет. Так что главную цель поездки своей я все же выполнил — пересек Агриатскую пустошь!

Desert des Agriates

На мое счастье, ветер помогал мне ехать. Но становился он все сильнее и холоднее. Когда я снова выехал к морю, уже заметно штормило. После некоторых, признаться, тяжелых, раздумий я все же почувствовал, что пора на континент. Погода становилась все холоднее, и мои исходные задумки — чередовать штурм перевалов и купание в море — не пошли бы впрок. В результате я купил билет на вечерний паром в Ниццу, рассчитывая поспать на нем, а с утра двинуться проторенными путями вдоль Лазурного берега. И опять все вышло не так — билет оказался безобразно дорогим (345 франков, это около пятидесяти долларов), а паром, как выяснилось после покупки билета, — скоростным, и прибывал он в Ниццу тем же вечером.

Финал

Из-за шторма паром опоздал на два часа, и в конце концов я приехал в Ниццу в час ночи. Как же тут было хорошо! Теплая (сравнительно) ночь, легкий ветерок. Я отправился по прибрежной трассе в сторону Италии в поисках отеля “Р”. Дело это было непростое даже при моем опыте. Слева — заборы вилл или отвесно уходящая вверх стена горы. Справа — либо те же виллы, либо стометровый обрыв. Лишь через полтора часа, не доезжая шести километров до Монако, мне удалось разыскать местечко. Напротив гостиницы “Оазис” был небольшой незастроенный участок, ворота его были заколочены, и к ним вела изогнутая шестиметровая дорожка. Кусты закрывали меня от трассы, и, привязав палатку между воротами и велосипедом, я устроился спать.

Cote d'Azur Monaco
Вид с прибрежной трассы Монако: “Красиво жить не запретишь”

Утром я продолжил свой путь — стояла прохладная солнечная погода, машин было мало. Опять совершил экскурсию “Красиво жить не запретишь” по Монако, сфотографировался в тамошних Черемушках — микрорайоне Сен-Роман. А вскоре уже въехал в Италию через бывшую таможню Гримальди. Сразу же после таможни я вспомнил, что надо бы купить молока. А Италия — серьезная католическая страна, все магазины в пасху закрыты. Пришлось вернуться к французским безбожникам и купить молока. В Вентимилье я наконец искупался, выбрав место помноголюднее: почему бы не развлечь гуляющую в куртках публику? Затем решил, что ехать прямо в Турин еще рановато, купил билет до Лимоне — это первая станция за перевалом (хотелось еще раз проехаться по этой красивейшей дороге в долине реки Ройя).

Ferrovia Valle Roia Saorge
Долина реки Ройя

Из Лимоне я пронесся 35 километров под горку и наконец сел на поезд и приехал в Турин. Дома я обнаружил, что у меня кончилась чистая одежда, так что несмотря на усталость пришлось ехать в прачечную самообслуживания. Расположена она в одном из самых криминальных районов Турина, был уже десятый час вечера, и никого, кроме меня, в помещении не было. Поставив велосипед за стеклянной дверью, я уложил вещи в машину и, время от времени поглядывая на поблескивающее за дверью переднее колесо велосипеда, стал писать свою обычную научную писанину.

Второй день мне не удавалось доказать самосопряженность одного оператора, и тут у меня, кажется, появилась идея. Хорошо, что захватил с собой достаточно бумаги! Стирка закончилась, я переложил вещи в сушилку и продолжал писать. К прачечной подошли два молодых человека, один зашел и долго пытался купить кофе в стоящем внутри автомате, второй ждал снаружи. А я нашел у себя очередную ошибку и стал внимательно все перепроверять. Через некоторое время второй молодой человек постучал первому по стеклу и показал: “Готово!” Первый быстро ушел, так и не попив кофе. Я бросил взгляд за стеклянную дверь.

Там уже ничего не поблескивало...

© Romanycz Stories, апрель 2001 г.




Текст набран в латинице и конвертирован с помощью программы Russian Anywhere.

Туринский цикл  |  Гостевая книга   |  Карта сайта  |