Тироль

Исходный мой план был таков. Доехать до Бреннерского перевала (1200 м), по которому проходит итало-австрийская граница, на поезде, а затем ехать вниз до Инсбрука своим ходом (поскольку ж-д тарифы в Австрии втрое выше итальянских). Однако в последний момент мной овладели шапкозакидательские настроения: Альпы - да разве это горы?! Я вот Кавказ с портфелем в руке переходил..., а 1200 м - разве это высота?! В результате я высмотрел на карте маленькую дорожку через перевал Тиммельсйох, и купил в Триесте билет до ближайшей к нему станции - Мерано.

Итало-австрийская граница проходит по главному хребту Тирольских Альп. Итальянская часть Тироля называется Альто-Адидже. Основная масса живущего там населения говорит на тирольском диалекте немецкого языка - с характерным чаканьем и щяканьем, однако государственный - итальянский - язык понимают все. Надписи везде на двух языках - немецком и итальянском. И, что совершенно не похоже на Италию, - в магазинах принимают пустые бутылки!

Merano Поздно ночью я приехал в Больцано, и, поспав на лавочке, дождался утреннего поезда до Мерано. Оттуда до перевала оставалось чуть больше пятидесяти километров. В кафе на станции сидели трое водителей автобусов и, болтая, пили кофе. Я по-немецки спросил у них, есть ли автобус в сторону перевала, что я хочу затем переехать его на велосипеде. Автобус был на двадцать километров - до Сан-Леонардо ди Пассирья.Я купил билет в кассе, подошел к автобусу, и самостоятельно уложил Децебала в багажник. Подошел водитель, пассажиры стали входить. Когда я протянул ему билет, тот спросил по-немецки "Есть ли у Вас велосипед?" - чтобы я доплатил. Пришлось тут же "забыть" немецкий, и, твердя на нарочито ломаном итальянском "Si! Si! San Leonardo!", - изображать из себя идиота.

Сан-Леонардо выглядит совсем не по-итальянски. Вокруг - исключительно немецкая речь. На автостанции - бюро информации с бесплатными проспектами и картами. Тут я и выяснил, что до Тиммельсйоха больше тридцати километров, а автобус в том направлении ходит километров лишь на шесть. Позавтракав и купив с собой ежедневный литр вина, я отправился в путь. Ехать было нереально - дорога все время шла в гору, - и я вел Децебала за рога. С каждым новым поворотом передо мной открывались все более красивые и захватывающие пейзажи. Машин на дороге было мало, останавливаться им нигде было нельзя, и потому, отойдя на несколько шагов от трассы, я сразу оказывался в совершенно нетронутых местах. Наелся земляники. Стояла прекрасная погода, светило солнце, я загорал на ходу...

Интересно там устроена сельская жизнь. Дорога шла вдоль широкого - около 2 км - ущелья. Фермеры, живущие на другой стороне, используют своеобразный "молокопровод" - через ущелье переброшен трос, и по нему ездит люлька с бидонами молока. А в некоторые деревни протянуты канатные дороги "на самообслуживании" - подъезжаешь, звонишь по местному телефону, и за тобой приезжает люлька-фуникулерчик с пультом управления внутри. А так, деревня - деревней. Со своими смешными стогами сена - высокими и узкими, и хозяйственными бабками. сельская жизнь

Merano Вышел я из Сан-Леонардо в одиннадцатом часу утра, рассчитывая в пятом часу, не позже, перейти через перевал. Наступило уже четыре часа, но дорога все шла и шла вверх. Стало понемногу холодать, а вскоре откуда-то набежали реденькие тучки, и заморосил дождик. Еще через час закончилась растительность и появились первые языки лежалого снега. Дождик стал холоднее и уже не моросил, а накрапывал. Снежные языки превращались в снежные берега и стали достигать моего роста. Я напялил на себя всю имеющуюся одежду и вышел на финишный подъем. Лишь в начале седьмого мы добрались до перевала. КПП был пуст, и мы свободно въехали на территорию Австрии. Теперь Децебалу предстояло везти меня вниз.

Лил ледяной дождь. Я понесся вниз по серпантину, тормозя на поворотах. На прямых участках скорость достигала 60-70 км/ч и я чувствовал себя, как генерал Карбышев, которого изверги поливали ледяной водой из шланга. После четвертого поворота задняя втулка так раскалилась от торможения, что падающие на нее капли мгновенно испарялись с громким шипением. Приходилось останавливаться и подолгу ждать, пока остынет втулка. А сам я уже насквозь промок и промерзал все больше и больше. А до Инсбрука еще 80 км. А времени - начало девятого вечера. Надо было что-то решать...

Через полчаса я добрался до ближайшего поселка - Верхнего Гургля и сдался в первый же gasthaus. Впервые я за свой счет остановился на ночлег в Европе! Но тому были веские причины. Я ввалился в прихожую, и, пока фрау шла на мой голос, с меня уже натекла лужица воды. Руки мои по локоть практически не шевелились - так что расписаться в ведомости я смог только утром. На лице у меня уже начала появляться характерная "улыбка обмороженного", и я еле-еле смог лишь выговорить "О-о-нэ ф-фрю-шт-тюк" (без завтрака). Цена для австрийских Альп была вполне божеская - 12 долларов. Час я простоял под горячим душем, затем отнес вещи сушиться в кочегарку, и тут же заснул...

Утром я проснулся - светило солнце, никаких последствий вчерашнего приключения не чувствовалось (разве что вещи были сыроваты). Поблагодарив хозяйку за гостеприимство, я отправился в путь - и тут же был остановлен патрулем жандармов. Убедившись в непорочности моих документов, они стали с любопытством рассматривать Децебала - никак не могли поверит, что я на нем переехал Тиммельсйох. "Moglich, moglich - das ist sehr gut Fahrrad!" - убедил я их, и полетел вниз. Я действительно летел - дорога была почти пустая, а уклон не такой уж большой. Тормозами надо было пользоваться только на крутых поворотах. Высокогорье не отпускало - хоть дождя и не было, но ехать было холодно.

|   << Триест   |   оглавление   |   Через Центральную Европу >>   |